Лучшие бизнес статьи

Бизнес

    Экономика США: Малые предприятия и корпорации


    Американцы всегда верили в то, что живут в стране благоприятных возможностей, где любой человек, у которого есть хорошая идея, решимость и желание усердно трудиться, может начать свое дело и преуспеть в нем. На практике эта вера в предпринимательство принимает многие формы, от человека, занятого собственным делом, до глобального конгломерата.
    В XVII и XVIII веках общественность восхваляла пионера, который, преодолев огромные лишения, сумел построить себе дом и наладить тот или иной образ жизни в условиях дикой местности. В Америке XIX века, когда на широких просторах американского фронтира быстро множились небольшие сельскохозяйственные предприятия, фермер, работавший на своем участке поселенца, воплощал в себе многие из идеалов хозяина-единоличника. Однако по мере роста населения и экономического значения городов мечта о создании своего дела претерпела определенную эволюцию. Появились мелкие торговцы и независимые ремесленники, а также полагающиеся только на собственные силы люди свободных профессий.
    Продолжая тенденцию, начавшуюся во второй половине XIX века, XX век привел к огромному скачку в масштабах и сложности экономической деятельности. Во многих отраслях малые предприятия стали испытывать трудности в получении достаточных финансовых средств и увеличении масштабов производства, позволявших с наибольшей эффективностью производить все товары, в которых нуждалось все более искушенное и богатое население. В подобных условиях постоянно росло значение современной корпорации, часто нанимающей сотни и даже тысячи рабочих.
    В настоящее время в американской экономике существует широкое многообразие предприятий, от индивидуальных частных предприятий до самых крупных в мире корпораций. В 1995 г. в Соединенных Штатах насчитывалось 16,4 миллиона нефермерских индивидуальных частных предприятий, принадлежащих единоличному владельцу, 1,6 миллиона партнерств и 4,5 миллиона корпораций - в общей сложности 22,5 миллиона независимых предприятий.
    Малые предприятия

    Многие из тех, кто приезжают в Соединенные Штаты из других стран, с удивлением узнают, что даже сегодня гигантские корпорации ни в коем случае не занимают господствующего положения в американской экономике. В целом, 99 процентов всех независимых предприятий страны имеют менее 500 работников по найму. По данным Управления по делам малого бизнеса (УДМБ), на эти малые предприятия приходится 52 процента всех трудовых ресурсов США. Приблизительно 19,6 миллиона американцев работают в компаниях, нанимающих менее 20 человек, 18,4 миллиона - в фирмах, число работников которых составляет от 20 до 99, и 14,6 миллиона - в фирмах, использующих труд от 100 до 499 человек. В противоположность этому, 47,7 миллиона американцев работают в фирмах, имеющих 500 или более рабочих и служащих.
    Малые предприятия по-прежнему остаются для американской экономики источником динамизма. В период с 1990 по 1995 гг. они создали три четверти новых рабочих мест в экономике, т.е. внесли в рост занятости еще больший вклад, чем в восьмидесятые годы прошлого столетия. Эти предприятия также представляют собой точку входа в экономику для новых групп. Например, женщины принимают широкое участие в малом бизнесе. В период 1987-1997 гг. число предприятий, владельцами которых являются женщины, возросло на 89 процентов и, по имеющимся оценкам, достигло 8,1 миллиона. Кроме того, ожидается, что к 2000 г. принадлежащие женщинам индивидуальные частные предприятия составят уже 35 процентов всех подобных предприятий. Малые фирмы склонны нанимать на работу большее число людей старших возрастных категорий, а также тех, кто предпочитает работать неполный рабочий день.
    Особую силу малых предприятий составляет их способность быстро реагировать на меняющиеся экономические условия. Эти предприятия часто лично знают своих клиентов и лучше всего приспособлены для удовлетворения местных нужд. Малые предприятия, в частности, связанные с компьютерами предприятия в «Силиконовой долине» в штате Калифорния и другие анклавы высокой технологии, служат источниками технических новшеств. Многие новаторские фирмы в области компьютерной индустрии начинали как «мастера на все руки», вручную собирая машины у себя в гаражах, и быстро переросли в крупные, мощные корпорации. В число небольших компаний, в короткие сроки ставших основными «действующими лицами» в экономике своей страны и международной экономике, входят компания по выпуску программного обеспечения для компьютеров «Майкрософт»; крупнейшая частная почтовая служба срочной доставки небольших пакетов и бандеролей «Феде-рал экспресс»; компания по производству спортивной одежды «Найк»; сетевая компьютерная фирма «Эмерика онлайн» и производитель мороженного «Бен энд Джерриз».
    Разумеется, многие малые предприятия постигает неудача. Однако в Соединенных Штатах та или иная неудача в бизнесе не несет на себе того клейма общественного позора, которым она бывает отмечена в ряде других стран. Часто подобная неудача рассматривается как приобретение предпринимателем ценного опыта, которым он сможет воспользоваться, начав новое, более успешное дело. Экономисты утверждают, что неудачи наглядно показывают, как действуют рыночные силы, имеющие своей целью достижение большей эффективности.
    Большое значение, придаваемое людьми малому бизнесу, на практике перерастает в политическое воздействие закулисными методами в Конгрессе США и законодательных органах штатов с целью оказания содействия малым фирмам. Небольшие компании добились освобождения от соблюдения многих федеральных регулирующих правил, таких как правила по охране здоровья и технике безопасности. В 1953 г. Конгресс также создал Управление по делам малого бизнеса с целью предоставления профессиональных экспертных знаний и финансовой помощи (35 процентов федеральных долларов, ассигнуемых на выдачу подрядов, отводятся малым предприятиям) лицам, желающим создать малые предприятия или работать в сфере малого бизнеса. Как правило, каждый год УДМБ гарантирует малым предприятиям ссуды на сумму 10 000 миллионов долларов США, обычно с целью их использования в качестве оборотного капитала или на приобретение зданий, машин и оборудования. Поддерживаемые УДМБ инвестиционные компании, производящие вложения в сферу малого бизнеса, инвестируют еще 2000 миллионов долларов США в качестве венчурного капитала.
    Далее, УДБМ ставит своей целью поддержку программ, предназначенных для меньшинств, особенно выходцев из африканских и азиатских стран, а также испаноязычных американцев. Это управление руководит реализацией действенных программ по выявлению рынков и возможностей для совместных действий малых предприятий, обладающих экспортным потенциалом. Кроме того, оно выступает спонсором программы, в рамках которой ушедшие на пенсию предприниматели оказывают помощь в области управления новым или слабым малым предприятиям. Работая с отдельными органами штатов и университетами, УБДМ также руководит работой около 900 центров развития малого бизнеса, предоставляющих малым предприятиям помощь в технической области и сфере управления.
    Кроме того, УБДМ предоставило ссуды с низкой процентной ставкой на сумму свыше 26 000 миллионов долларов США владельцам домов, арендаторам и предприятиям самых разных масштабов, пострадавшим от наводнений, ураганов, торнадо и других стихийных бедствий.
    Структура малого бизнеса

    Единоличный владелец. Большинство предприятий являются индивидуальными частными предприятиями. Это означает, что они находятся в собственности одного человека, который сам занимается его деятельностью. В условиях индивидуального частного предприятия его владелец берет на себя всю ответственность за успех дела или его провал. Он или она получает все прибыли, но, если предприятие теряет деньги и его деловая деятельность не покрывает убытков, владелец несет ответственность за оплату счетов, даже если это истощает его или ее собственные средства. Индивидуальные частные предприятия имеют целый ряд преимуществ над другими формами организации деловой деятельности. Они отвечают душевному складу людей, которые любят брать на себя инициативу и быть самим себе хозяевами. Они проявляют гибкость, поскольку владельцы умеют быстро принимать решения, не советуясь с другими. По закону индивидуальные предприниматели платят меньше налогов, чем корпорации. Кроме того, покупатели часто симпатизируют индивидуальным частным предприятиям, полагая, что отдельный человек, несущий ответственность по счетам, будет хорошо выполнять свою работу.
    Однако эта форма организации деловой деятельности имеет и ряд недостатков. Юридически индивидуальное частное предприятие прекращает свое существование со смертью его владельца или в том момент, когда он теряет способность заниматься делами этого предприятия. Правда, кто-то другой может унаследовать его активы и продолжить ведение дела. Кроме того, поскольку индивидуальные частные предприятия, в общем и целом, зависят от суммы денег, которую их владельцы могут скопить или занять, подобные предприятия обычно испытывают недостаток средств для того, чтобы стать крупными предприятиями.
    Деловое партнерство. Один из способов начать или расширить дело состоит в создании партнерства в составе двух или трех совладельцев. Партнерства позволяют предпринимателям объединить свои способности. Например, один из партнеров может хорошо разбираться в производстве, а другой - в сбыте продукции. Партнерства освобождаются от большинства требований, предъявляемых правительством к отчетности корпораций, и первые пользуются большими налоговыми льготами, чем последние. Партнеры платят налоги со своей доли выручки, но их предприятия не облагаются налогами.
    Права и обязанности партнерств регулируются штатами. Как правило, совладельцы подписывают юридические соглашения, оговаривающие обязанности каждого из них. Соглашения о партнерстве могут также предусматривать наличие «молчаливых партнеров», которые вкладывают деньги в дело, но не участвуют в его ведении.
    Основным недостатком партнерств является то обстоятельство, что каждый член партнерства несет ответственность за все его долги, и действия любого из партнеров юридически обязательны для всех других партнеров. Если, например, один из партнеров растратит деньги, вложенные в дело, другие партнеры должны разделить между собой выплату долга. Другим большим недостатком партнерства может стать наличие серьезных и постоянных разногласий между партнерами.
    Франчайзинг и однотипные розничные магазины одной фирмы. Успешные малые предприятия иногда расширяют свою деятельность посредством практики, известной под названием «франчайзинг» В условиях действия типичного франчайзингового механизма успешная компания дает какому-нибудь лицу или группе предпринимателей право на использование ее названия и продуктов в обмен на определенный процент полученной от продаж прибыли. Компания-основатель предоставляет свои экспертные знания в области маркетинга и свою репутацию, в то время как предприниматель, которому дается франшиза, распоряжается отдельными возможностями сбыта и берет на себя большую часть финансовой ответственности и рисков, связанных с расширением предприятия.
    Несмотря на то, что вхождение во франчайзинговый бизнес обходится несколько дороже, чем начинание собственного дела с нуля, пользование франшизами является не столь дорогостоящим и менее подвержено провалу. Это отчасти объясняется тем, что франшизы могут извлекать выгоду из эффекта масштаба в рекламе, распределении и подготовке рабочих кадров.
    Франчайзинг столь сложен и обширен, что ни у кого нет действительно точного представления о его масштабах. По оценкам УДМБ, в 1992 г. в Соединенных Штатах насчитывалось около 535 000 франчайзинговых предприятий, включая агентов по продаже автомобилей, бензоколонки, рестораны, фирмы по торговле недвижимостью, гостиницы, мотели и мастерские химчисткой чистки. Это на 35 процентов больше, чем в 1970 г. В период с 1975 по 1990 гг. рост объема продаж на условиях розничных франшиз далеко превзошел рост объема продаж розничных торговых предприятий, не пользовавшихся франшизой, и ожидалось, что к 2000 г. на франчайзинговые компании придется около 40 процентов розничных продаж США.
    Однако в девяностых годах прошлого столетия применение франчайзинга, по всей вероятности, несколько замедлилось, поскольку в условиях стабильной экономики появилось множество других благоприятных возможностей для занятия деловой деятельностью. Некоторые предприниматели и компании, пользовавшиеся франчайзингом, также старались упрочить свое положение посредством приобретения других единиц того же бизнеса и создания своих собственных сетей. Однородные розничные магазины, принадлежащие одной компании, такие как «Сиэрз Роубак энд Ко» также выступали на рынке в качестве сильных конкурентов. Покупая товар крупными партиями, продавая его в больших объемах и уделяя основное внимание самообслуживанию, эти магазины часто имеют возможность продавать свои товары и услуги по более низким ценам, чем это делают предприятия мелких собственников.
    Тем не менее, многим предприятиям, работающим на условиях франчайзинга, удается выжить. Некоторые единоличные владельцы объединяют свои усилия с целью создания сети розничных магазинов цепного подчинения или кооперативов. Часто эти сети обслуживают специализированные рынки или рынки, занимающие свою «нишу».
    Корпорации

    Несмотря на наличие небольших и средних компаний, подразделения большого бизнеса играют господствующую роль в американской экономике. Это объясняется целым рядом причин. Крупные компании могут поставлять товары и услуги большему числу людей, и деятельность таких компаний часто оказывается более эффективной, чем деятельность малых компаний. Кроме того, крупные компании часто имеют возможность продавать свои продукты по более низким ценам, поскольку выпускают большой объем этих продуктов и имеют низкую себестоимость продаваемой продукции. Большие компании имеют преимущество на рынках, поскольку потребителей привлекают широко известные названия торговых марок, которые, по их мнению, гарантируют определенный уровень качества.Крупные предприятия играют важную роль в экономике в целом, поскольку, как правило, имеют больше финансовых ресурсов, чем мелкие фирмы для проведения научных исследований и разработки новых товаров. Кроме того, подобные фирмы обычно предлагают более широкие и разнообразные возможности получения работы и ее большую гарантированность, более высокую заработную плату и более выгодные пособия по болезни и старости.
    Тем не менее, американцы проявляют несколько двойственное отношение к крупным компаниям, признавая их важный вклад в экономическое благосостояние, но при этом опасаясь, как бы они не обрели силу, достаточную для того, чтобы задушить новые предприятия и отнять у потребителей возможность выбора. Более того, крупные корпорации иногда оказываются не в состоянии проявить гибкость в процессе приспособления к изменяющимся экономическим условиям. Так, например, в семидесятых годах прошлого столетия автомобильные компании США слишком поздно поняли, что рост цен на бензин диктует спрос на малогабаритные, топливосберегающие легковые автомобили. В результате, эти компании потеряли значительную долю внутреннего рынка, уступив ее иностранным, в основном японским, производителям.
    В Соединенных Штатах большинство крупных предприятий организованы как корпорации. Корпорация представляет собой конкретную правовую форму организации деловой деятельности, которая санкционируется документом, содержащим согласие государственного органа одного из 50 штатов на создание корпорации, и рассматривается законом в качестве юридического лица. Корпорации могут владеть имуществом, искать и отвечать в суде и заключать контракты. Поскольку сама корпорация имеет правовой статус, ее владельцы частично ограждаются от ответственности за ее действия. Кроме того, владельцы корпорации несут ограниченную финансовую ответственность. Так, например, они не отвечают за корпоративные долги. Если тот или иной акционер заплатил 100 долларов США за 10 акций акционерного капитала какой-либо корпорации, и последняя обанкротится, он или она могут потерять вложения на сумму 100 долларов США, и этим дело ограничится. Поскольку акционерный капитал корпорации может передаваться от одного владельца к другому, корпорация не несет убытков в случае смерти или потери заинтересованности в деятельности корпорации того или иного из ее конкретных владельцев. Владелец может в любое время продать свои акции или оставить их своим наследникам.
    Правда, корпоративная форма деловой деятельности имеет и ряд недостатков. Являясь ярко выраженными юридическими лицами, корпорации обязаны платить налоги. В отличие от процентов по облигациям дивиденды, которые корпорации выплачивают акционерам, не освобождаются от налогов и не подпадают под налоговые льготы. Поэтому, когда та или иная корпорация выплачивает дивиденды из своей прибыли, с акционеров вычитаются налоги по этим дивидендам.
    Многие крупные корпорации имеют большое число владельцев или акционеров. Та или иная крупная компания может находиться в собственности миллиона или более человек, многие из которых являются держателями менее 100 акций акционерного капитала этой компании. Это широкое владение позволяет многим американцам напрямую иметь долю в некоторых самых больших компаниях страны. К середине девяностых годов прошлого столетия более 40 процентов семей США владели обыкновенными акциями напрямую или через совместные фонды или других посредников.
    Однако широко рассредоточенное владение подразумевает и разделение собственности и контроля. В связи с тем, что акционеры, как правило, не в состоянии знать все подробности деловой деятельности корпорации и управлять ими, они выбирают совет директоров для проведения широкой корпоративной политики. Обычно даже члены совета директоров корпорации и менеджеры владеют менее чем 5 процентами обыкновенных акций, хотя некоторые из них могут иметь в собственности значительно большее их количество. Отдельные лица, банки или пенсионные фонды часто владеют блоками акций корпорации, но это владение акциями составляет лишь малую долю всего акционерного капитала. Как правило, лишь меньшинство членов совета директоров являются действующими должностными лицами корпорации. Одни директора выдвигаются компанией, чтобы придать вес совету, другие - чтобы своей квалификацией внести определенный вклад в его работу или чтобы представлять в совете кредитные учреждения. Не является чем-либо из ряда вон выходящим вхождение одного и того же человека в советы директоров сразу нескольких корпораций.
    Советы директоров корпорации передают решение вопросов ее повседневного управления в руки управляющего высшего ранга (УВР), который одновременно может быть председателем совета директоров или президентом корпорации. УВР следит за работой других руководящих работников, включая ряд вице-президентов, осуществляющих контроль над различными сторонами деятельности корпорации, а также вице-президента корпорации по финансам, главного операционного директора корпорации и главного директора по вопросам информации (ГДВИ).
    До тех пор, пока УВР пользуется доверием совета директоров, ему или ей обычно предоставляется большая свобода в управлении корпорацией. Однако иногда индивидуальным и институциональным акционерам, действующим сообща и выступающим в поддержку кандидата в совет директоров, расходящегося с другими во мнениях, удается собрать достаточно сил для того, чтобы вынудить корпорацию сменить некоторых из ее руководителей.
    Обычно лишь несколько человек присутствуют на годовых собраниях акционеров. Когда проходят выборы директоров или производится голосование по важным, программным предложениям, большинство акционеров голосуют «заочно», т.е. присылают избирательные бюллетени по почте. Однако в последние годы на годовых собраниях корпораций присутствует больше акционеров, пожалуй, несколько сотен человек. Комиссия США по ценным бумагам и биржам требует от корпораций, чтобы они предоставляли группам акционеров, выступающим против руководства, доступ к рассыльным спискам акционеров, с целью представления их взглядов.
    Как корпорации добывают капитал

    Крупные корпорации не могли бы достигнуть своих нынешних масштабов, не умея находить технически прогрессивные способы добывания капитала с целью финансирования собственного расширения. Корпорации имеют в своем распоряжении пять основных методов получения упомянутых денег.
    Выпуск облигаций. Облигация представляет собой письменное обязательство возвратить конкретную сумму денег в определенное число или определенные числа в будущем. Тем временем владельцы облигаций в конкретные сроки получают по фиксированной ставке платежи в виде процентов. Держатели облигаций могут продать эти облигации кому-либо другому до наступления срока выплаты.
    Корпорации извлекают выгоду из продажи облигаций, поскольку процентные ставки, которые они обязаны выплатить инвесторам, как правило, бывают ниже ставок по большинству других видов заимствования, а также поскольку проценты, выплачиваемые по облигациям, считаются освобождаемыми от налогообложения расходами предпринимателей. Однако корпорации обязаны производить выплаты процентов даже в тех случаях, когда они не получают прибыли. Если инвесторы сомневаются в способности компании выполнить свои процентные обязательства, они или отказываются покупать ее облигации, или требуют более высокой процентной ставки в порядке компенсации за повышенный риск, который они несут. По этой причине небольшим корпорациям редко удается добывать значительные объемы капитала путем выпуска облигаций.
    Выпуск привилегированных акций. В целях добывания капитала компания может сделать выбор в пользу выпуска новых «привилегированных» акций. Покупатели этих акций имеют особый статус в случае, если основная компания столкнется с финансовыми трудностями. Если прибыли ограничены, владельцам привилегированных акций будут выплачены их дивиденды после того, как держатели облигаций получат свои гарантированные процентные платежи, но до выплаты дивидендов по любым обыкновенным акциям.
    Продажа обыкновенных акций. Если компания находится в благоприятном финансовом положении, она может добывать капитал путем выпуска обыкновенных акций. Как правило, инвестиционные банки помогают компаниям выпускать акции, соглашаясь на покупку любых новых выпушенных акций по той или иной установленной цене, если рядовые граждане отказываются покупать акции по той или иной определенной минимальной цене. Несмотря на то, что держатели обыкновенных акций имеют эксклюзивное право выбирать совет директоров корпорации, когда дело доходит до разделения прибыли, они идут вслед за владельцами облигаций и привилегированных акций.
    Инвесторов побуждают к покупке акций двумя способами. Одни компании выплачивают большие дивиденды, предлагая инвесторам постоянный доход. Однако другие выплачивают маленькие дивиденды или вообще не выплачивают их, надеясь вместо этого привлечь акционеров путем повышения корпоративной доходности - и, следовательно, стоимости самих акций. В общем и целом, стоимость акций повышается в условиях, когда инвесторы начинают ожидать повышения корпоративных доходов. Компании, цены на акции которых существенно повышаются, часто «разбивают» акции, выплачивая каждому их владельцу, скажем, одну дополнительную акцию за каждую акцию, которой он владеет. Это не добывает корпорации никакого капитала, но облегчает акционерам продажу акций на открытом рынке. Так, например, при разбивке два к одному, цена акции первоначально уменьшается вдвое, тем самым привлекая акционеров.
    Заимствование. Компании могут также добывать краткосрочный капитал - обычно для финансирования товарно-материальных запасов - путем получения ссуд от банков и других кредиторов.
    Использование прибылей. Как уже отмечалось, компании могут также финансировать свою деятельность посредством удержания своих доходов. Имеются разные стратегии удержания доходов. Одни корпорации, прежде всего электроэнергетические, газовые и другие коммунальные службы выплачивают большинство своих прибылей в виде дивидендов своим акционерам. Другие распределяют, скажем, 50 процентов доходов акционерам в виде дивидендов, удерживая остальные доходы на оплату деятельности корпорации и ее расширение. Третьи, часто самые мелкие корпорации, предпочитают реинвестировать большую часть своего чистого дохода в научные разработки и свое расширение, надеясь вознаградить инвесторов посредством быстрого повышения стоимости своих акций.
    Монополии, слияния и реструктурирование

    Совершенно очевидно, что корпоративная форма является основным фактором успешного роста многочисленных американских деловых предприятий. Однако время от времени американцы начинают с подозрением относиться к крупным корпорациям, да и сами руководители корпораций не так уж уверены в полезности роста их масштабов.
    В конце XIX века многие американцы боялись, что корпорации могут добывать огромные суммы капитала с целью поглощения более мелких компаний или объединяться и входить в сговор друг с другом ради предотвращения конкуренции. В обоих случаях, утверждали критики, монополии в сфере деловой деятельности станут вынуждать потребителей платить высокие цены за свои товары и услуги и тем самым лишать потребителей выбора. Подобные опасения привели к появлению двух основных законов, направленных на разведение или недопущение монополий - Антитрестовского закона Шермана от 1980 г. и Антитрестовского закона Клейтона от 1914 г. На протяжении всего XX века государственная власть продолжала применять эти законы для ограничения монополий. В 1984 г. представители правительства, следящие за соблюдением законодательства, не дали «Американской телефонно-телеграфной компании» установить монополию на телефонную службу, к чему эта компания была очень близка. А в конце девяностых годов прошлого столетия министерство юстиции предпринимало попытки ослабить господствующее положение «Майкрософт корпорейшн» на бурно развивавшемся рынке программного обеспечения для компьютеров. Активы этой корпорации составляли в то время 22 357 миллионов долларов США.
    В общем и целом, государственные чиновники, ответственные за соблюдение антитрестовского законодательства, видят угрозу появления монопольной власти в тех случаях, когда та или иная компания контролирует 30 процентов рынка какого-либо товара или какой-то услуги. Однако это - чисто арифметический подсчет. Многое зависит от масштабов деятельности других конкурентов на рынке. Компания может рассматриваться как не обладающая монопольной властью, даже если она контролирует более 30 процентов своего рынка при условии, что другие компании имеют на нем сравнимые доли.
    Несмотря на то, что антитрестовские законы и могли обострить конкуренцию, они не удержали компании США от увеличения своих масштабов. В 1999 г. семь корпоративных гигантов имели в своем распоряжении активы на сумму более 300 000 миллионов долларов каждая. По сравнению с ними самые крупные компании более ранних периодов выглядят просто карликами. Некоторые критики выражают беспокойство по поводу растущего контроля основных отраслей со стороны нескольких крупных фирм, утверждая, что такие отрасли, как автомобилестроение и сталелитейная промышленность рассматриваются как олигополии, в которых господствующее положение занимают лишь несколько ведущих корпораций. Однако их оппоненты отмечают, что, несмотря на свои масштабы, многие из этих крупных корпораций не могут проявлять излишнюю власть, поскольку сталкиваются с острейшей глобальной конкуренцией. Кроме того, потребители или производители могут мешать будущим монополиям посредством перехода на товары-заменители. Так, например, сталь можно заменить алюминием, стеклом, пластмассами или бетоном.
    Среди ведущих компаний существуют разное отношение к большим масштабам корпораций. В конце шестидесятых и начале семидесятых годов прошлого столетия многие амбициозные компании пытались диверсифицировать свою деятельность путем приобретения не связанных между собой предприятий, по крайней мере, отчасти, в связи с тем, что жесткая политика в отношении соблюдения антитрестовского законодательства имела тенденцию блокировать слияния компаний в одной и той же области деловой деятельности. По мнению ведущих компаний, конгломераты (форма организации деловой деятельности, обычно состоящая из холдинговой компании и группы дочерних фирм, занимающихся разными видами деятельности, такими как, например, добыча нефти и производство кинофильмов) по самой своей сути являются более стабильными. Согласно философии компаний, занимающих лидирующее положение в экономике, падение спроса на один продукт компенсируется другим направлением деловой деятельности.
    Однако это преимущество иногда сводится на нет трудностью ведения разных видов деятельности вместо того, чтобы специализироваться на производстве какого-то строго определенного ассортимента изделий. Многие ведущие компании, которые в шестидесятых и семидесятых годах прошлого века пошли на различного рода слияния и поглощения, почувствовали, что слишком разрослись, или оказались не в состоянии управлять своими вновь приобретенными дочерними компаниями. Во многих случаях этим ведущим компаниям пришлось отказаться от своих наиболее слабых приобретений.
    В восьмидесятых и девяностых годах по ряду отраслей прокатилась еще одна волна дружеских поглощений и «враждебных» слияний в условиях, когда корпорации пытались приспособиться к изменяющимся экономическим условиям. Слияния преобладали, например, в таких отраслях, как нефтяная промышленность, розничная торговля и железные дороги, каждая из которых претерпевала значительные изменения. Многие авиалинии пытались объединиться после того, как, начиная с 1978 г, дерегулирование привело к обострению конкуренции. Дерегулирование и технологические изменения также способствовали проведению практики целого ряда быстрых слияний и поглощений в телекоммуникационной отрасли. Несколько компаний, предоставляющих местные телефонные услуги, предприняли ряд попыток поглощения после того, как правительство стало требовать более острой конкуренции на их рынках. Тем временем произошло слияние фирм дальней телефонной связи «Эм Си Ай комьюникейшнз» и «УорлдКом», а «Американская телефонно-телеграфная компания» предприняла шаги для того, чтобы стать участником местного бизнеса телефонной связи путем приобретения двух гигантов кабельного телевидения - «Теле-Комьюникейшнз» и «МидияУан». Эти слияния, которые предоставили бы доступ к кабельным сетям около 60 процентам семей США, также давали «Американской телефонно-телеграфной компании» возможность прочно захватить в свои руки рынки кабельного телевидения и высокоскоростных соединений с Интернетом.
    Кроме того, в конце девяностых годов прошлого столетия произошло слияние «Трэвелерз груп» с «Ситикор», в результате которого была создана самая большая в мире компания по оказанию финансовых услуг, а «Форд мотор компани» купила автомобильный бизнес шведской компании «АБ Вольво». Вслед за прокатившейся по Японии в восьмидесятых годах волной слияний и поглощений компаний США, в девяностых годах всеобщее внимание привлекли к себе германские и английские фирмы, когда германская компания «Даймлер-Бенц АГ» поглотила «Крайслер корпорейшн», а компания «Дейче банк АГ» взяла под свой контроль и управление «Бэнкерз траст». Одной из самых ироничных превратностей судьбы в истории бизнеса стало слияние «Эксон корпорейшн» и «Мобил корпорейшн», поскольку таким образом было восстановлено более половины занимавшей господствующее положение в нефтяной отрасли империи Джона Д. Рокфеллера «Стэндэрд ойл компани», которая в 1911 г. прекратила свое существование по распоряжению министерства юстиции. Это слияние на сумму 81 380 миллионов долларов США вызвало беспокойство среди должностных лиц, следящих за соблюдением антитрестовских законов, даже несмотря на то, что Федеральная комиссия по торговле (ФКТ) единогласно утвердила объединение, о котором идет речь.
    Комиссия потребовала, чтобы «Эксон» и «Мобил» согласились продать или разорвать договоры на поставку бензина с 2 143 бензоколонками в северо-восточных и среднеатлантических штатах, Калифорнии и Техасе, а также отказались от владения одним из калифорнийских нефтеперерабатывающих заводов, базовыми нефтехранилищами, одним из нефтепроводов и другими активами. Этот отказ от владения входит в число самых больших отказов подобного рода, когда-либо предписывавшихся органами по проведению антитрестовской политики.
    Вместо слияния или поглощения некоторые фирмы пытаются укрепить свой бизнес и добиться поставленных целей путем создания совместных предприятий со своими конкурентами. Поскольку подобные меры позволяют избежать конкуренции в тех областях выпуска и реализации продукции, в которых компании договариваются сотрудничать, эти меры могут представлять собой ту же угрозу правилам поведения на рынке, что и монополии. Однако антитрестовские федеральные органы дали добро некоторым совместным предприятиям, которые, по их мнению, могут принести пользу.
    Кроме того, многие американские компании стали совместными усилиями проводить научно-исследовательские разработки. В соответствии со сложившейся практикой, компании проводили совместные исследования в основном через торговые организации и делали это для того, чтобы соблюдать законодательные положения об охране здоровья и окружающей среды. Однако, когда американские компании заметили, что иностранные производители сотрудничают друг с другом в разработке и изготовлении продуктов, то пришли к выводу о невозможности самим тратить время и деньги на самостоятельное проведение исследований. В число крупных научно-исследовательских консорциумов, в частности, входят «Семикондактор рисерч корпорейшн» и «Софтвэр продактивити консорчиэм».
    Наглядным примером сотрудничества между отчаянными конкурентами может служить случай, имевший место в 1991 г., когда «Интернэшнл бизнес машинз», в то время представлявшая собой самую большую в мире компьютерную компанию, согласилась работать с «Эппл компьютер», первопроходцем в разработке и выпуске персональных компьютеров, над новой операционной системой компьютерного обеспечения, которая могла бы использоваться разными компьютерами. Реализация предложения о проведении «ИБМ» и «Майкрософт» аналогичной совместной работы по созданию операционной системы компьютерного обеспечения сорвалась в середине восьмидесятых годов, и «Майкрософт» в одиночку создавала и совершенствовала свою систему «Уиндоуз», которая заняла господствующее положение на рынке. К 1999 г. «ИБМ» также согласилась на разработку новых компьютерных технологий совместно с недавно появившейся на рынке новой мощной компанией «Делл компьютер».Аналогично тому, как волна слияний и поглощений шестидесятых и семидесятых годов прошлого столетия привела к целому ряду случаев реорганизации корпораций и их отказа от владения частью своих активов, имевшая место в самое последнее время серия слияний и поглощений сопровождалась также усилиями корпораций по реструктурированию своей деятельности. На самом деле, обострение глобальной конкуренции заставило американские компании приложить самые серьезные усилия к тому, чтобы избавиться от громоздкости и стать более эффективными. Многие компании отказались от производства бесперспективных, по их мнению, продуктов, обновили свои филиалы и прочие подразделения и укрепили или закрыли многочисленные заводы, фабрики, склады и розничные торговые предприятия. В процессе этого уменьшения своих масштабов многие компании уволили многих менеджеров и работников более низкого уровня.
    Несмотря на сокращение занятости во многих компаниях обрабатывающей промышленности, в период быстрого подъема деловой активности девяностых годов экономика оказалась достаточно гибкой для того, чтобы удерживать безработицу на низком уровне. На самом деле, работодателям приходилось прилагать большие усилия для того, чтобы найти квалифицированные кадры, способные работать в условиях применения высоких технологий, а растущая занятость в секторе обслуживания поглощала трудовые ресурсы, высвобождавшиеся в результате повышения производительности труда в обрабатывающих отраслях. Занятость в 500 крупнейших американских промышленных компаниях, входящих в список, публикуемый журналом Форчун, снизилась с 13,4 миллиона человек в 1986 г. до 11,6 миллиона человек в 1994 г. Однако, когда журнал изменил методы своего анализа и сделал акцент на любых 500 крупнейших компаниях, обратив внимание на фирмы сферы обслуживания, показатель за 1994 г. составил 20,2 миллиона человек. В 1999 г. он возрос до 22,3 миллиона человек.



    История экономики США


    Своими корнями современная американская экономика восходит к поискам экономической выгоды европейскими поселенцами в XVI, XVII и XVIII веках. За это время Новый свет превратился из минимально успешного колониального хозяйства в небольшое независимое фермерское хозяйство и в конце концов сложнейшую промышленную экономику. В течение этой эволюции Соединенные штаты создавали все более сложные институты, которые бы соответствовали росту страны. При неизменном участии государства в экономических делах степень этого участия в большинстве случаев росла.
    Считается, что коренные жители Северной Америки переселились сюда из Азии через область Берингова пролива около 20,000 лет тому назад. (Полагавшие, что они достигли Индии, высадившись впервые на американском континенте, европейские путешественники ошибочно назвали их индейцами.) Это коренное население было организовано в племена, а в отдельных случаях составляло племенные союзы.
    Они торговали между собой, но до появления европейских поселенцев имели мало контактов с народами других континентов, даже с другими коренными жителями Южной Америки. Если у них и были какие-либо экономические системы, пришедшие на их земли европейские поселенцы уничтожили их.
    Первыми европейцами, «открывшими» Америку, были викинги. Однако, это событие, имевшее место около 1000 года, осталось во многом незамеченным. Между тем, в основе большей части европейского общества по-прежнему прочно лежало сельское хозяйство и землевладение. Торговля еще не имела достаточного значения, чтобы дать импульс дальнейшим исследованиям и заселению Северной Америки.
    В 1492 г. плававший под испанским флагом итальянец Христофор Колумб отправился в поисках юго-западного прохода в Азию и открыл «Новый свет». В течение последующего столетия в поисках золота, богатства, чести и славы в Новый свет из Европы плавали английские, испанские, португальские, голландские и французские путешественники. Но поскольку дикая североамериканская природа могла предложить мало славы и еще меньше золота первым путешественникам, мало кто из них там остался. Те, кому было суждено в конце концов заселить Северную Америку, прибыли позже. В 1607 г. группа англичан построила первое постоянное поселение на земле, которой было уготовано стать Соединенными штатами Америки. Названный Джеймстауном, этот поселок находился в нынешнем штате Вирджиния.
    Колонизация

    У первых поселенцев были разные причины искать новую родину. Бежавшие от религиозного преследования набожные и дисциплинированные англичане стали пилигримами массачусетской колонии. Другие колонии, такие как Вирджиния, возникли главным образом как коммерческие предприятия. Набожность и выгода зачастую однако шли рука об руку.
    Успех Англии в колонизации будущих Соединенных штатов во многом объяснялся использованием хартийных компаний. Последние состояли из групп акционеров (обычно купцов и зажиточных землевладельцев), искавших личной экономической выгоды и возможно также желавших продвигать национальные интересы Англии. Эти компании финансировались частным сектором, а король предоставлял каждому проекту хартию - документ, дававший экономические права в придачу к политической и юридической власти. Колонии, однако, обычно не приносили быстрой прибыли, и английские инвесторы часто передавали свои колониальные хартии поселенцам. Это имело огромное хотя и неосознанное в свое время политическое значение. Колонисты были вольны строить свою жизнь, свои общины и свое хозяйство по-своему, а фактически начинать закладывать основы новой нации.
    Охота и торговля мехом принесли первоначальное процветание колониям. Кроме того, основным источником богатства в Массачусетсе стало рыболовство. И тем не менее во всех колониях люди жили в основном на небольших фермах и вели экономически независимый образ жизни. Некоторые предметы первой необходимости и буквально все предметы роскоши ввозились немногими городками и наиболее крупными плантациями Северной и Южной Каролины и Вирджинии в обмен на экспортировавшийся табак, рис и синий краситель индиго.
    По мере роста колоний развивались вспомогательные производства. Возникли специализированные лесопилки и мукомольные мельницы. Колонисты создали верфи для строительства рыболовецких флотилий, а со временем и торговых кораблей. Они также строили небольшие кузницы. К XVIII веку определились региональные модели развития: богатство колониям Новой Англии принесло кораблестроение и мореплавание; плантации Мэриленда, Вирджинии, а также Северной и Южной Каролины (многие из которых использовали рабский труд) выращивали табак, рис и индигоноску; лежащие посередине колонии Нью-Йорка, Пенсильвании, Нью-Джерси и Делавэр перевозили основные злаки и пушнину. За исключением рабов уровень жизни был, как правило, высок - фактически выше, чем в самой Англии. Вследствие ухода английских инвесторов открылось поле деятельности для предпринимателей из числа колонистов.
    К 1770 г. североамериканские колонии экономически и политически были готовы поддержать растущее движение самоуправления, главенствовавшее в английской политике со времен короля Якова III (1603-1625). Возникли споры с Англией по поводу налогообложения и другим проблемам; американцы надеялись на изменение английских налогов и предписаний в целях удовлетворения их требования большего самоуправления. Мало кому приходило в голову, что растущая ссора с английским правительством приведет ко всеобщей войне с Англией и независимости колоний.
    Подобно политическому брожению в Англии XVII и XVIII веков, американская революция 1775-1783 гг. имела политические и экономические цели и поддерживалась нарождающимся средним классом, выступавшим под лозунгом «неотъемлемых прав на жизнь, свободу и собственность», открыто заимствованным из «Второго трактата о гражданском правительстве», опубликованного английским философом Джоном Локком в 1690 г. Поводом к войне послужило событие, произошедшее в апреле 1775 г. Произошло столкновение между английскими солдатами, намеревавшимися захватить склад оружия колонистов в гор. Конкорде, шт. Массачусетс, и колониальной милицией. Кто-то - никто не знает кто именно - выстрелил, и началась восьмилетняя борьба. Хотя возможно первоначальной целью большинства колонистов и не было политическое отделение от Англии, конечным результатом стала независимость и создание новой страны - Соединенных Штатов Америки.
    Экономика новой нации

    Принятая в 1787 г. и действующая по сей день Конституция США была во многом произведением творческого гения. В качестве экономической хартии она утверждала, что вся страна, простиравшаяся тогда от шт. Мэн до Джорджии и от Атлантического океана до долины р. Миссисипи, была единым или «общим» рынком. В торговле между штатами не должно было быть каких-либо тарифов или налогов. Согласно Конституции федеральное правительство могло регулировать торговлю с другими странами, а также между штатами, проводить единые законы о банкротстве, выпускать деньги и регулировать их стоимость, устанавливать стандарты мер и весов, учреждать почтовые ведомства, строить дороги и устанавливать правила, регулирующие выдачу патентов и авторских прав. Последние представляли из себя раннее признание важности «интеллектуальной собственности», которой будет суждено приобрести огромное значение в торговых переговорах конца XX века. Один из «отцов-основателей» страны и ее первый министр финансов Александр Гамильтон выдвинул стратегию экономического развития, при которой федеральное правительство поддерживало бы зарождающуюся промышленность с помощью открытых субсидий и введения протекционистских тарифов на импорт. Он также настаивал на том, чтобы федеральное правительство создало национальный банк и взяло на себя национальный долг, образовавшийся у колоний во время Гражданской войны. И хотя новое правительство не торопилось принимать некоторые предложения Гамильтона, в конце концов тарифы стали существенной частью американской внешней политики и просуществовали почти до середины XX века.
    Несмотря на то, что первые американские фермеры опасались, что национальный банк будет служить богатым за счет бедных, первый Национальный банк Соединенных штатов был учрежден в 1791 г. и просуществовал до 1811 г., после чего был учрежден банк-правопреемник.
    Гамильтон считал, что экономический рост Соединенных штатов должен достигаться путем диверсификации транспортировки, обрабатывающей промышленности и банковского дела. В основе философии политического оппонента Гамильтона Томаса Джеф-ферсона лежала защита простого человека от политической и экономической тирании. Он особенно высоко ценил мелких фермеров как «наиболее ценных граждан». Став президентом в 1801 г., Джефферсон (1801-1809 гг.) направил свои усилия на развитие более децентрализованной аграрной демократии.
    Движение на Юг и Запад

    После того, как Илай Уитни изобрел хлопкоочистительную машину в 1793 г., развитое ранее в небольших масштабах на юге хлопководство пережило настоящий бум. Колонисты Юга покупали земли у мелких фермеров, которые зачастую уезжали дальше на запад. Вскоре существовавшие за счет рабского труда большие плантации сделали отдельные семейства очень богатыми.
    Однако не только южане двигались на запад. Иногда целые деревни на востоке снимались с насиженных мест и основывали новые поселения на более плодородных землях Среднего Запада. И хотя западных поселенцев часто представляют крайне независимыми противниками какого-либо правительственного контроля или вмешательства, они в действительности прямо или косвенно получали большую государственную поддержку. Построенные правительством национальные дороги и водные пути такие, как Камберлендская платная дорога (1818 г.) и канал Эри (1825 г.), помогали новым переселенцам мигрировать на запад, а позже поставлять на рынок сельскохозяйственную продукцию Запада.
    Многие американцы как бедные, так и богатые идеализировали ставшего президентом в 1829 г. Эндрю Джексона потому, что он начал жизнь в бревенчатой хижине на Фронтире. Президент Джексон (1829 -1837 гг.) был против гамильтоновского преемника Национального банка, который по его мнению отдавал предпочтение коренным интересам Востока в ущерб Запада. Когда он был избран на второй срок, Джексон выступил против продления лицензии (хартии) банка и нашел поддержку в Конгрессе. Их действия подорвали доверие к американской финансовой системе и вызвали панику среди предпринимателей в 1834 и 1837 гг.
    Быстрому экономическому росту США в XIX веке не помешали периодические неполадки в экономике. Новые изобретения и капиталовложения привели к созданию новых отраслей промышленности и дальнейшему экономическому росту. По мере совершенствования транспорта постоянно открывались новые рынки. Пароход сделал речной транспорт быстрее и дешевле, однако еще больший эффект имело строительство железных дорог, открывших для развития огромные пространства новых территорий. В первые годы своего развития железные дороги получали большую государственную поддержку в виде земельных грантов, как это было с каналами и дорогами. Однако в отличие от других видов транспорта железные дороги также привлекали значительный местный и европейский частный капитал.
    В эти бурные дни не было недостатка в планах как быстро разбогатеть. Финансовые воротилы мгновенно сколачивали огромные состояния в то время, как многие теряли свои сбережения. И все же прозорливость, иностранные капиталовложения, открытие золота и большая приверженность американского общества и частного капитала позволили создать разветвленную железнодорожную систему и заложить основу индустриализации страны.
    Промышленный рост

    В конце XVIII - начале XIX веков в Европе началась промышленная революция, которая быстро перекинулась в Соединенные штаты. К 1860 г., когда президентом был избран Авраам Линкольн, 16 процентов населения США жило в городских областях, а на долю обрабатывающей промышленности приходилась одна треть общественного дохода. Городская промышленность была сосредоточена в основном на северо-востоке; ведущей отраслью была хлопчатобумажная промышленность наряду с развитием производства обуви, шерстяной одежды и машиностроения. С 1845 по 1855 гг. ежегодно прибывало до 300,000 иммигрантов из Европы. Большинство из них были бедны и оставались в городах восточного побережья, часто в портах, куда они прибывали. Юг напротив оставался аграрным и зависел от капитала и промышленных изделий Севера. Экономические интересы Юга, в том числе рабство, можно было защищать исключительно политическими методами до тех пор, пока федеральное правительство контролировалось Югом. Организованная в 1856 г. республиканская партия представляла индустриальный Север. В 1860 г. республиканцы и их кандидат на пост президента Авраам Линкольн высказывались несколько нерешительно в отношении рабства и гораздо определеннее по экономической политике. В 1861 г. они добились принятия протекционистского тарифа. В 1862 г. получила хартию первая тихоокеанская железная дорога, а в 1863 и 1864 гг. был разработан устав национального банка.
    Судьбу страны и ее экономической системы решила победа северян в Гражданской войне США (1861-1865 гг.). Рабовладельческая система была упразднена, в результате чего большие плантации хлопка на Юге стали менее прибыльными. Быстро разросшаяся благодаря войне промышленность Севера бурно росла. Во главе всех сторон жизни страны, включая общественные и политические дела, стали промышленники. Исчезли плантаторы-аристократы Юга, сентиментально изображенные 70 лет спустя в классическом фильме «Унесенные ветром».
    Изобретения, развитие и магнаты

    Последовавшее за Гражданской войной быстрое экономическое развитие заложило основу современной промышленной экономики США. Взрыв новых открытий и изобретений привел ко столь глубоким переменам, что их результаты иногда называли «второй промышленной революцией». На западе шт. Пенсильвания была найдена нефть. Была изобретена пишущая машинка, стали использоваться морозильные железнодорожные вагоны и были открыты телефон, фонограф и электрический свет. И наконец, к началу XX века автомобиль пришел на смену карете, а люди начали летать на самолетах.
    Параллельно с этими достижениями развивалась промышленная инфраструктура страны. В Аппалачах от Пенсильвании и дальше на юг до Кентукки были найдены богатые месторождения угля. В районе озера Верхнее на севере Среднего Запада начали работу крупные железные шахты. Там, где удалось соединить эти два важнейших сырьевых продукта, процветали сталелитейные заводы. Вслед за крупными медными и серебряными шахтами открылись свинцовые шахты и цементные заводы. По мере роста промышленности развивались методы массового производства. В конце XIX века, тщательно изучив функции разных рабочих и предложив затем новые более эффективные способы труда, Фредерик У. Тейлор стал пионером в области научных методов управления. (Настоящее массовое производство вдохновило Генри Форда применить в 1913 г. конвейерную линию, на которой каждый рабочий выполнял одно простое задание по сборке автомобиля. Избрав дальнозоркую политику, Форд предложил своим рабочим щедрую зарплату - пять долларов в день, что позволило им покупать производимые ими автомобили и тем самым обеспечило расширение производства.)
    «Позолоченный век» второй половины XIX века стал эпохой магнатов. Многие американцы идеализировали этих бизнесменов, создавших огромные финансовые империи. Их успех часто зависел от умения разглядеть долгосрочный потенциал нового вида услуги или продукта, как это удалось Джону Д. Рокфеллеру с нефтью. Это были жесткие соперники, целеустремленно стремившиеся к финансовому успеху и власти. Помимо Рокфеллера и Форда среди других гигантов были наживший состояние на железных дорогах Джей Гулд, финансист Джон Пирпонт Морган и сталелитейный магнат Эндрю Карнеги. Некоторые магнаты согласно деловым стандартам того дня были честными людьми, другие напротив для достижения богатства и власти использовали насилие, взятки и обман. Так или иначе интересы бизнеса стали в значительной мере влиять на правительство.
    Пожалуй, наиболее яркий предприниматель Морган с большим размахом проводил свои операции как в личной, так и деловой жизни. Он и его компаньоны играли на деньги, плавали на яхтах, давали пышные обеды, строили дворцы и скупали сокровища европейского искусства. В отличие от него люди подобные Рокфеллеру и Форду проявляли пуританские качества. Они остались верны ценностям маленького городка и придерживались соответствующего образа жизни. Будучи добропорядочными прихожанами, они испытывали чувство ответственности за других. Они верили, что успеха можно добиться благодаря личной добродетели, и проповедовали труд и бережливость. Позже их наследники учредили крупнейшие благотворительные фонды Америки.
    Если интеллектуалы высшего общества Европы в целом относились пренебрежительно к торговле, живя в обществе с более подвижной классовой структурой, большинство американцев с энтузиазмом восприняли идею обогащения. Они наслаждались связанным с деловым предприятием риском и волнением, а также более высоким уровнем жизни и потенциальными наградами в виде власти и почета, приносимыми деловым успехом.
    Однако, по мере созревания американской экономики в XX веке образ швыряющегося деньгами делового магната утратил свою привлекательность в качестве американского идеала. Радикальные перемены произошли с возникновением корпораций первоначально в железнодорожной отрасли, а затем и повсеместно. На смену баронам-предпринимателям пришли ставшие во главе корпораций «технократы» и высокооплачиваемые менеджеры. В свою очередь рост корпораций вызвал развитие организованного рабочего движения, оказывавшего противодействие власти и влиянию бизнеса.
    Технологическая революция восьмидесятых и девяностых годов XX века породила новую деловую культуру, схожую с эпохой магнатов. Глава компании «Майкрософт» Билл Гейтс нажил огромное состояние на разработке и продаже программного обеспечения. Гейтс создал настолько прибыльную империю, что к концу девяностых отдел по борьбе с монопольной деятельностью Министерства юстиции США подал на его компанию в суд по обвинению в запугивании конкурентов и создании монополии. Но Гейтс также является и создателем быстро ставшего крупнейшим в своем роде благотворительного фонда. Большинство деловых лидеров Америки ведут менее заметную жизнь по сравнению с Гейтсом. Они руководят деятельностью корпораций и одновременно являются членами советов директоров благотворительных обществ и учебных заведений. Им не безразличны состояние национальной экономики и взаимоотношения Америки с другими странами, и они вполне могут летать в Вашингтон для переговоров с правительственными чиновниками. И хотя они, несомненно, влияют на правительство, они его не контролируют, как это казалось некоторым магнатам «Позолоченного века».
    Вмешательство государства

    На первых порах американской истории большинство политических лидеров было против излишнего вмешательства федерального правительства в частный сектор за исключением транспорта. В целом они принимали идею неограниченной свободы предпринимательства, которая выступает против вмешательства правительства в экономику за исключением необходимости поддержания правопорядка. Подобное отношение претерпело изменение в конце XIX века, когда представители малого бизнеса, фермеров и рабочего движения начали обращаться к правительству с просьбой вступиться за них.
    Сформировавшийся к началу XX века средний класс относился с подозрением как к деловой элите, так и довольно радикальным политическим движениям фермеров и наемных рабочих Среднего Запада и западных штатов. Получившие известность под названием Прогрессивной партии эти люди выступали за государственное регулирование деловой практики во имя конкуренции и свободы предпринимательства. Кроме того они боролись с коррупцией в государственном секторе. В 1887 г. Конгресс принял закон по регулированию железных дорог («Закон о торговле между штатами») и в 1890 г. «Антитрестовский закон Шермана» против установления контроля над целой отраслью крупными компаниями. Эти законы, тем не менее, проводились в жизнь не слишком усердно до тех пор, пока в период между 1900 и 1920 годами к власти не пришли президент Теодор Рузвельт от Республиканской партии (1901-1909 гг.), президент Вудро Вильсон от Демократической партии (1913-1921 гг.) и другие представители, разделявшие взгляды Прогрессивной партии. Именно в эти годы были созданы многие современные регулятивные ведомства такие, как Комиссия по торговле между штатами, Администрация по контролю за продуктами питания и лекарствами и Федеральная комиссия по торговле. Наиболее заметный рост государственного вмешательства в экономику произошел в тридцатые годы XX века. Падение биржевого рынка в 1929 г. вызвало Великую депрессию (1929-1940 гг.) - самое серьезное экономическое потрясение в истории страны. С целью облегчения критической ситуации президент Франклин Делано Рузвельт (1933-1945 гг.) избрал политику Нового курса.
    Многие самые важные законы и институты, определяющие современную экономику США, восходят к эпохе Нового курса. Согласно законам Нового курса государственная власть распространилась на сферу банковского дела, сельского хозяйства и социального обеспечения. Эти законы устанавливали минимальную заработную плату и продолжительность рабочего дня и стали катализатором развития профсоюзов в таких отраслях, как сталелитейная, автомобильная и резиновая промышленности. Появились программы и ведомства, ставшие ныне неотъемлемой частью функционирования современной национальной экономики, а именно: Комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям, регулирующая биржевой рынок; Федеральная корпорация страхования депозитов, гарантирующая банковские депозиты; и, что, пожалуй, наиболее знаменательно, система социального страхования, гарантирующая пенсии пожилым гражданам на основании вклада, внесенного ими будучи частью рабочей силы.
    И хотя лидеры Нового курса заигрывали с идеей установления более тесных связей между деловыми кругами и правительством, некоторые из их усилий закончились сразу после окончания Второй мировой войны. С помощью «Закона о восстановлении национальной промышленности» - недолговечной программы Нового курса - пытались содействовать тому, чтобы конфликты между руководителями и рабочими разрешались под надзором правительства, тем самым повышая производительность и эффективность производства. Несмотря на то, что подобные взаимоотношения между работодателями, рабочими и правительством не привели к фашизму в Америке, как это произошло в Германии и Италии, инициативы Нового курса свидетельствовали о новом разделении власти между этими тремя ключевыми компонентами экономики. Подобное сосредоточение власти еще больше усилилось во время войны, когда американское правительство широко вмешивалось в экономику. В целях удовлетворения военных нужд производительный потенциал страны координировался Управлением военного производства. Военные заказы выполнялись перепрофилировавшимися производителями товаров широкого потребления. Так например, автомобилестроители делали танки и самолеты, превращая США в «арсенал демократии». Стремясь помешать возникновению инфляции в результате более высокого национального дохода и нехватки потребительских товаров, только что созданное Управление по регулированию цен контролировало квартирную плату в ряде домов, нормировало распределение товаров широкого потребления, начиная с сахара и кончая бензином, и всячески старалось сдерживать рост цен.
    Послевоенная экономика: 1945-1960 годы

    Многие американцы опасались, что с окончанием Второй мировой войны и снижением военных расходов могут вернуться тяжелые времена Великой депрессии. Однако вместо этого давно сдерживавшийся спрос на потребительские товары вызвал в послевоенный период чрезвычайно бурный экономический рост. Автомобильная промышленность успешно вернулась к производству автомашин; стремительно развивались новые отрасли такие, как авиационная и электронная промышленности. Подъему содействовал и до-мостроительный бум, вызванный отчасти легко доступной ипотекой для демобилизованных военных. Совокупный национальный продукт вырос приблизительно с 200 миллиардов долларов в 1940 г. до 300 миллиардов долларов в 1950 г. и 500 миллиардов долларов в 1960 г. В результате послевоенного всплеска рождаемости одновременно выросло число потребителей. Все больше и больше американцев пополняло ряды среднего класса.
    Необходимость делать военную продукцию породила огромный военно-промышленный комплекс (термин обязан своим происхождением Дуайту Д. Эйзенхауэру, президенту США с 1953 по 1961 гг.). Комплекс продолжил свое существование и после окончания войны. Когда над Европой навис «Железный занавес», а Соединенные штаты оказались втянутыми в холодную войну с Советским Союзом, правительство поддерживало значительную боевую мощь и вкладывало деньги в новейшие виды современных вооружений таких, как водородная бомба. По плану Маршалла в истерзанные войной страны Европы потекла экономическая помошь, что также содействовало сохранению рынков для многочисленных американских товаров. А само правительство признало экономические вопросы своей главной задачей. Согласно «Закону о занятости 1946 г.» целью правительственной политики было «способствовать максимальной занятости, производству и покупательной способности».
    Кроме того, в послевоенный период США осознали необходимость перестройки международных валютных отношений и возглавили создание Международного валютного фонда и Всемирного банка с целью содействия развитию открытой международной капиталистической экономики.
    Между тем, наступил период консолидации бизнеса. Компании сливались, образуя огромные диверсифицированные конгломераты. Так например, Международная телефонная и телеграфная компания скупила сеть отелей «Шератон», Континентальную банковскую сеть, Хартфордскую противопожарную страховую компанию, фирму «Эйвис» по прокату автомобилей и другие компании.
    Значительные изменения произошли и в американской рабочей силе. В пятидесятые годы продолжало расти число занятых в сфере услуг до тех пор, пока оно не сравнялось, а затем и не превысило число занятых в производстве. Так, к 1956 г. в США стало больше «белых воротничков», квалифицированных работников умственного труда, чем «синих воротничков», промышленных рабочих. В то же время профсоюзам удалось добиться долгосрочных договоров о найме и прочих преимуществ для своих членов.
    Для фермеров же, напротив, наступили суровые времена. По мере превращения сельского хозяйства в большой бизнес возросшая производительность труда привела к перепроизводству сельскохозяйственной продукции. Мелким семейным фермам становилось все труднее конкурировать, и все большее число фермеров покидало землю. В результате начало постепенно снижаться число занятых в сельском хозяйстве, равнявшееся 7,9 миллионам в 1947 г.; к 1998 г. на фермах работало всего 3,4 миллиона человек.
    Прочие американцы также пришли в движение. Возросший спрос на частные семейные дома и широко распространенное владение автомобилем привели к тому, что многие американцы стали переезжать из центральных городов в пригороды. В сочетании с техническими нововведениями такими, как изобретение кондиционера, миграция способствовала развитию таких городов «Солнечного пояса», как Хьюстон, Атланта, Майами и Феникс в южных и юго-западных штатах. По мере того, как финансируемые федеральными властями шоссейные дороги облегчили доступ к пригородам, начали меняться и модели бизнеса. Множились торговые центры, которых к концу Второй мировой войны было восемь, а в 1960 г. уже насчитывалось 3 840. Многие отрасли промышленности также перебазировались из городов в менее густонаселенные местности.
    Шестидесятые и семидесятые: годы перемен

    Пятидесятые годы в Америке часто называются временем самодовольства. Шестидесятые и семидесятые напротив стали периодом больших перемен. В мире складывались новые нации, движения мятежников пытались свергнуть существующие правительства, укрепившиеся страны росли и обретали достаточное экономическое влияние, чтобы соперничать с Соединенными штатами, и все яснее осознававший, что военная мощь не является единственным способом роста и экспансии, мир начал подпадать под власть экономических отношений.
    Президент Джон Фицджеральд Кеннеди (1961-1963 гг.) избрал более активный подход к управлению. Во время своей предвыборной кампании 1960 г. Кеннеди говорил, что он попросит американцев принять вызов «новых рубежей». Будучи президентом, он стремился ускорить экономический рост, увеличивая правительственные расходы и сокращая налоги, добивался льготного медицинского страхования для пожилых граждан, помощи районам трущоб и больших ассигнований на образование. Хотя многое из этих предложений осталось нереализованным, с созданием Корпуса мира сбылась мечта Кеннеди посылать американцев заграницу для оказания помощи развивающимся странам. Кроме того, Кеннеди интенсифицировал освоение космоса американцами. После его смерти американская космическая программа превзошла советские достижения и добилась триумфа с высадкой американских астронавтов на Луне в июле 1969 г.
    Убийство Кеннеди в 1963 г. подтолкнуло Конгресс к принятию многих из его законодательных инициатив. Его преемник Линдон Бейнс Джонсон (1963-1969 гг.) стремился построить «Великое общество» путем предоставления все большему числу граждан преимуществ успешной американской экономики. Были существенно увеличены федеральные расходы благодаря принятию новых правительственных программ таких, как «Медикэр» (льготного медицинского страхования для пожилых), «Продовольственных талонов» (продовольственной помощи неимущим) и множества инициатив в области образования (помощи студентам и грантов для школ и колледжей).
    По мере расширения американского присутствия во Вьетнаме выросли и военные расходы. Начатая при президенте Кеннеди небольшая военная операция вылилась при президенте Джонсоне в полномасштабную войну. Как ни парадоксально, но расходы на ведение этих двух войн - войны с бедностью и войны во Вьетнаме -в краткосрочной перспективе способствовали процветанию. Однако, к концу шестидесятых неспособность правительства поднять налоги для оплаты этих программ привела к росту инфляции и подрыву процветания. Объявленное в 1973-1974 гг. членами ОПЕК нефтяное эмбарго вызвало быстрый рост цен на энергоресурсы и их нехватку. Даже после снятия эмбарго цены на энергоресурсы оставались высокими, способствуя росту инфляции и в конце концов повышая уровень безработицы. Вырос дефицит федерального бюджета, обострилась международная конкуренция, а на биржевых рынках началось падение цен.
    Война во Вьетнаме продолжалась до 1975 г., под угрозой импичмента президент Ричард Никсон (1969-1974 гг.) подал в отставку, а в американском посольстве в Тегеране группу американцев взяли в заложники и продержали больше года. Казалось, что страна больше не в состоянии контролировать события, в том числе и экономические дела. В результате наводнившего страну дешевого и зачастую высококачественного импорта, начиная с автомашин и кончая сталью и полупроводниками, увеличился дефицит торгового баланса США.
    Новая экономическая болезнь получила название стагфляции - состояния продолжающейся инфляции, сопровождающейся упадком деловой активности и растущей безработицей. Казалось, что инфляция сама провоцирует свой рост. В ожидании непрерывного роста цен люди начинали закупать впрок. Возросший спрос вызывал дальнейший рост цен и требования увеличить заработную плату, в результате чего цены продолжали постепенно ползти вверх. В трудовые соглашения все чаще автоматически включались пункты, связанные со стоимостью жизни, а правительство начало привязывать некоторые выплаты, например по социальному страхованию, к индексу роста цен на потребительские товары - наиболее известному мерилу инфляции. Хотя подобная практика помогала рабочим и пенсионерам справиться с инфляцией, она же и увековечивала инфляцию. Растущая потребность правительства в деньгах привела к раздуванию дефицита бюджета и все большим государственным заимствованиям, что в свою очередь вызывало дальнейший рост процентной ставки и расходов для предпринимателей и потребителей. Высокие цены на энергоносители и процентные ставки препятствовали инвестициям, поднимая безработицу до неприятного уровня.
    С отчаяния президент Джимми Картер (1977-1981 гг.) попытался бороться с экономической слабостью и безработицей с помощью увеличения государственных расходов и установления добровольных ограничений на рост заработной платы и цен в целях обуздания инфляции. Ни то, ни другое не имело большого успеха. Пожалуй, менее драматическое наступление на инфляцию хотя и с большим эффектом произошло при дерегулировании множества отраслей, включая авиационные, автогрузовые и железнодорожные перевозки. Ранее государство жестко регулировало их маршруты и цены. Дерегулирование нашло поддержку и после ухода администрации Картера. В восьмидесятые годы правительство ослабило государственный контроль за банковскими процентными ставками, международной и междугородней телефонной связью, а в девяностые годы и за местной телефонной службой.
    Однако, наибольшее значение в борьбе с инфляцией имел Совет управляющих Федеральной резервной системы, который начиная с 1979 г. жестко ограничивал денежную массу. В результате его отказа предоставить подорванной инфляцией экономике как можно больше денег выросли процентные ставки. И как следствие резко упали расходы покупателей и заимствования со стороны предпринимателей. Вскоре экономику охватил глубокий спад.
    Экономика в восьмидесятые годы

    Страна переживала глубокий спад вплоть до конца 1982 г. По сравнению с предыдущим годом число банкротств среди предприятий выросло на 50 процентов. Особенно тяжело пострадали фермеры в результате сокращения сельскохозяйственного экспорта, снижения цен на зерно и роста процентных ставок. И хотя резкий спад деловой активности был малоприятным лекарством, он помог экономике выкарабкаться из подмявшего ее разрушительного цикла. К 1983 г. инфляция спала, экономика оправилась, и Соединенные штаты вступили в продолжительный период экономического роста. Годовой уровень инфляции оставался в пределах 5 процентов на протяжении почти всех восьмидесятых и девяностых годов.
    Экономические потрясения семидесятых имели важные политические последствия. Американцы выразили свое недовольство федеральной политикой, отказав Картеру в доверии в 1980 г. и избрав президентом бывшего голливудского актера и губернатора Калифорнии Рональда Рейгана. Экономическая программа Рейгана (1981-1989 гг.) основывалась на теории «экономики предложения», предлагавшей сокращать ставки налогов с тем, чтобы у людей оставалась все большая часть их заработка. Согласно этой теории более низкие ставки налогов заставят людей больше работать, что в свою очередь приведет к росту сбережений и инвестиций, а следовательно будет стимулировать увеличение производства и общий экономический подъем. В то время, как инициированные Рейганом налоговые послабления пошли на пользу в основном зажиточным американцам, лежащая в их основе экономическая теория утверждала, что малоимущие слои также выгадают, т.к. рост инвестиций создаст новые рабочие места и повысит заработную плату.
    Главным пунктом национальной программы Рейгана тем не менее была его идея о том, что федеральное правительство стало слишком большим и вмешивающимся. Сокращая налоги в начале восьмидесятых годов, Рейган также урезал и социальные программы. Кроме того, на протяжении всего периода своего президентства Рейган развернул кампанию по сокращению или же полному устранению государственного регулирования в том, что касается покупателей, рабочих мест и охраны окружающей среды. В то же самое время он опасался, что после окончания вьетнамской войны США уделяли мало внимания своим вооруженным силам, и добился больших увеличений расходов на оборону.
    Это сочетание урезания налогов и увеличения расходов на военные нужды опрокинуло скромные сокращения расходов на внутренние программы. В результате дефицит федерального бюджета вышел далеко за рамки, зарегистрированные во время спада в начале восьмидесятых годов. С 74 миллиардов долларов в 1980 г. дефицит федерального бюджета вырос до 221 миллиарда долларов в 1986 г. И хотя в 1987 г. он сократился до 150 миллиардов долларов, впоследствии он продолжал расти. Некоторые экономисты беспокоились, что большие расходы и заимствования федерального правительства снова вызовут инфляцию, но Федеральная резервная система продолжала контролировать рост цен и при малейшей опасности прибегала к повышению процентных ставок. Под председательством Пола Волкера и его преемника Элена Гринспена Федеральная резервная система сохранила свою центральную функцию экономического регулировщика, затмив в управлении национальной экономикой и Конгресс, и президента.
    Набиравшее силу в начале восьмидесятых оживление в экономике имело свои трудности. Фермерам, особенно тем, у кого были небольшие семейные хозяйства, было по-прежнему тяжело зарабатывать на жизнь, особенно в 1986 и 1988 гг., когда в средних штатах была сильная засуха, и несколько лет спустя, когда большая часть их земель оказалась затопленной. Нехватка денег в сочетании с неразумной практикой кредитования привела к краху ряд банков, в частности известные под названием сберегательных и кредитных ассоциаций, которые после частичной дерегуляции увлеклись неосторожным кредитованием. Федеральное правительство было вынуждено закрыть многие из этих учреждений и произвести выплаты их вкладчикам, возложив большую часть тягот на налогоплательщиков. Если во время президентства Рейгана и его преемника Джорджа Буша (1989-1993 гг.) рушились коммунистические режимы в Советском союзе и Восточной Европе, то в восьмидесятые годы не удалось полностью избавиться от экономической болезни, охватившей США в семидесятые годы. В течение семи из десяти лет между 1970 и 1980 годами в США был зарегистрирован дефицит торгового баланса, разросшийся и в последующее десятилетие. Стремительно развивавшиеся экономики Азии, казалось, бросили вызов США как центру экономического влияния; в частности казалось, что альтернативную модель экономического развития предлагает Япония с ее акцентом на долгосрочное планирование и тесную координацию деятельности корпораций, банков и правительства. Между тем, в самих Соединенных штатах «корпоративные налетчики» скупали различные корпорации, чьи ценные бумаги упали в цене, и затем реорганизовывали их, либо продавая некоторые из их подразделений, либо полностью ликвидируя их звено за звеном. В ряде случаев компании тратили огромные деньги, чтобы скупить свои собственные акции или же откупиться от «налетчиков». С тревогой следившие за этими схватками критики утверждали, что «налетчики» разрушали хорошие компании и причиняли горе рабочим, многие из которых в результате корпоративной реорганизации теряли работу. Другие, однако, считали, что «налетчики» вносили свой вклад в экономику, беря на себя управление слабыми компаниями, сокращая их и превращая их снова в прибыльные предприятия или же распродавая их с тем, чтобы инвесторы могли получить свою прибыль и реинвестировать ее в более производительные компании.
    Девяностые и последующие годы

    В девяностые годы был избран новый президент - Билл Клинтон (1993-2001 гг.). Будучи осторожным умеренным демократом, Клинтон повторил ряд идей своих предшественников. После безуспешной попытки заставить Конгресс принять обширную программу по расширению медицинского страхования, Клинтон объявил, что в Америке пришел конец эпохе «большого правительства». Он содействовал укреплению рыночных сил в ряде областей, стремясь вместе с Конгрессом открыть местные телефонные службы для конкуренции. Он также солидаризировался с республиканцами, выступая за сокращение пособий по социальному обеспечению. И все же, хотя при Клинтоне сократилась общая численность рабочих, правительство продолжало играть ведущую роль в национальной экономике. Большая часть важных нововведений «Нового курса» и «Великого общества» остались в силе. Общий ход экономической деятельности по-прежнему регулировался Федеральной резервной системой, следившей за появлением малейших следов возобновления инфляции.
    Между тем в девяностые годы экономика демонстрировала все более здоровую работу. С развалом Советского Союза и коммунистических режимов Восточной Европы в конце восьмидесятых существенно расширились торговые возможности. Успехи в области технологии дали жизнь большому числу новых передовых электронных продуктов. Достигнутый в области телекоммуникаций и компьютерных сетей прогресс породил огромное производство компьютерной техники и программного обеспечения и революционизировал способ функционирования многих отраслей. Экономика быстро развивалась, и также быстро росли доходы корпораций. В сочетании с низкой инфляцией и низким уровнем безработицы высокие доходы вызвали подъем на биржевом рынке: державшийся в семидесятые годы на уровне 1000 пунктов индекс промышленных акций Доу-Джонса подскочил до отметки 11 000 пунктов в 1999 г., существенно повысив благосостояние многих хотя и не всех американцев. Экономика Японии, которую в восьмидесятые годы американцы часто рассматривали в качестве модели, впала в состояние затяжного спада, в результате чего многие экономисты сделали вывод, что более гибкий и менее регулируемый американский подход с более ярко выраженной конкуренцией на самом деле предлагал лучшую стратегию экономического развития в новых условия глобальной интеграции.
    В восьмидесятые годы заметно изменился характер рабочей силы в Америке. Сохранилась давняя тенденция к сокращению числа фермеров. Небольшая часть рабочих оставалась занятой в промышленности в то время, как значительно большее число работало в сфере услуг, начиная с продавцов магазинов и кончая финансовыми плановиками. Если производство стали и обуви перестало быть оплотом американской обрабатывающей промышленности, то им стало производство компьютеров и программного обеспечения, от которых зависит существование вышеупомянутых производств. Достигнув рекордно высокой отметки в 290 миллиардов долларов в 1992 г., федеральный бюджет начал постепенно сокращаться по мере того, как вместе с экономическим ростом выросли налоговые сборы. В 1998 г. впервые за последние тридцать лет правительство имело положительное сальдо несмотря на наличие огромного долга в основном в виде обещанных поколению «бума рождаемости» будущих выплат по социальному страхованию. Отмечая с удивлением это сочетание быстрого роста и продолжающейся низкой инфляции, экономисты спорили о том, сможет ли «новая экономика» США сохранить более интенсивный темп развития, чем это казалось возможным исходя из опыта предыдущих сорока лет. И наконец, в большей степени чем когда бы то ни было американская экономика была тесно связана с мировой экономикой. Как и его предшественники, Клинтон выступал за устранение торговых барьеров. В результате Североамериканского соглашения о свободе торговли (НАФТА) расширились экономические связи Соединенных штатов с крупнейшими торговыми партнерами - Канадой и Мексикой. Развивавшиеся особенно бурно в восьмидесятые годы страны Азии стали, как и Европа, основными поставщиками готовой продукции и рынком для американского экспорта. Передовые международные телекоммуникационные системы связали мировые финансовые рынки в такой степени, как это было трудно представить всего лишь несколько лет тому назад.
    И хотя многие американцы продолжали верить, что все страны выигрывали от глобальной экономической интеграции, растущая взаимозависимость имела и свои негативные последствия. Если занятым в высоко технологичных производствах, где лидировали США, рабочим жилось неплохо, то в традиционных отраслях обрабатывающей промышленности упали заработки в результате конкуренции со стороны многих зарубежных стран с более низкими затратами на рабочую силу. А когда в конце девяностых пошатнулись экономические системы Японии и других недавно индустриализованных стран Азии, ударная волна прокатилась по всей мировой финансовой системе. Определяющие курс американской экономической политики лица обнаружили, что при выработке внутри-экономического курса необходимо все больше принимать во внимание состояние мировой экономики.
    Несмотря ни на что, к концу девяностых американцы вновь обрели чувство уверенности. С марта 1991 г. и по конец 1999 г. наблюдался непрерывный экономический рост, ставший самым продолжительным за всю историю мирного развития. В ноябре 1999 г. число безработных составляло 4,1 процента от общей рабочей силы, достигнув самой низкой отметки за последние почти тридцать лет. Выросшие всего лишь на 1,6 процента в 1998 г. (наименьший рост с 1964 г. за исключением одного года) цены на потребительские товары в 1999 г. росли лишь чуть-чуть быстрее, повысившись на 2,4 процента в октябре. Впереди много испытаний, но пережившая XX век и принесенные им грандиозные изменения страна находится в хорошей форме.



    Категория: Экономики стран мира | Добавил: vikkineil | Теги: История экономики США Просмотров: 39 |
    Экономика Республики Корея (Южной Кореи)


    С 1960-ых Южная Корея прошла годы невероятных темпов экономического роста и глобальной интеграции для того, чтобы стать индустрализированной экономикой на основе высоких технологий. Четыре десятилетия назад ВВП на душу был сопоставим с аналогичным показателем в наиболее бедных странах Африки и Азии. В 2004 году Южная Корея стала в членом клуба стран с объемом ВВП более одного триллиона долларов, и в настоящее время находится среди 20 крупнейших экономик в мире. Первоначально, этот успех стал возможен за счет системы близкой связи правительства и бизнеса, включая направленный кредит и ограничения импорта. Правительство стимулировало импорт сырья и технологии для производства товаров народного потребления и поощряло сбережения и инвестиции в потребление.
    При наступлении азиатского финансового кризиса 1997-98 гг. проявились слабости модели развития Южной Кореи, включая высокую долю задолженности в ВВП и массовые краткосрочные иностранные заимствования. В результате ВВП Южной Кореи в 1998 году снизился на 6,9%, однако благодаря успешным действиям правительства страны в 1999-2000гг. ВВП рос на 9% ежегодно. Южная Корея провела многочисленные экономические реформы после кризиса, которые включали создание большей открытости к иностранным инвестициям и импорту. В 2003-2007гг. темпы роста ВВП Южной Кореи уменьшились до приблизительно 4-5% ежегодно. В связи с мировым экономическим кризисом, начавшимся в конце 2008 года, темпы роста южнокорейского ВВП замедлились до 0,2% в 2009 году. В третьем квартале 2009 года экономика страны стала восстанавливаться в значительной степени по причине роста экспорта, низких процентных ставок и экспансионистской налоговой политики, а экономический рост в 2010 году уже превысил 6%.
    Долгосрочные проблемы южнокорейской экономики включают в себя быстро стареющее население, негибкий рынок труда и сверхзависимость производства от экспорта.
    История и современное состояние экономики Южной Кореи

    Ко Второй мировой войне Корея подошла в качестве одной из беднейших стран мира с преимущественно аграрной экономикой. Послевоенная разруха и Корейская война не способствовали устойчивому развитию экономики страны. Правительство Ли Сын Мана опиралось на экономическую помощь иностранных государств, в частности США. Народное хозяйство страны находилось в упадке, доходы населения были очень низкими.
    После разделения Кореи на две части — КНДР и Южную Корею — разрушились давние связи между аграрным Югом и промышленным Севером. Южная Корея лишилась таких отраслей промышленности, как металлургическая, химическая, цементная. На юге были сосредоточены в основном предприятия лёгкой и пищевой промышленности.
    Корейская война окончательно подорвала экономику страны. После окончания войны союзниками Юга при содействии правительства был разработан план содействия южнокорейской экономике. США предоставили в 1954—1959 годах около 1,5 миллиарда долларов в виде субсидий и «займов развития» (займы составляли 12,4 миллиона долларов). Эти деньги в основном ушли на закупку американских продовольственных и потребительских товаров, лишь небольшая часть пошла на восстановление производственной инфраструктуры промышленности и сельского хозяйства. Однако в первые послевоенные годы американская помощь способствовала сравнительно быстрому восстановлению экономики. Среднегодовые темпы прироста валового национального продукта составили в 1954—1958 годах 5,2%, а обрабатывающая промышленность за эти годы удвоила свое производство.
    К началу 1958 года число безработных и полубезработных составляло около 4,3 миллиона человек (36,6% всего трудоспособного населения Южной Кореи).
    С начала 60-х годов XX века корейская экономика бурно развивалась. За три десятилетия (с 1962 по 1989 год) валовый национальный продукт увеличивался в среднем на 8% в год, поднявшись с 2,3 миллиардов долларов в 1962 году до 204 миллиардов в 1989 году. Средний годовой доход населения вырос с $87 на человека в 1962 году до $4 830 в 1989 году. Доля промышленного сектора в 1962 году составляла 14,3% от ВНП, а в 1987 году — 30,3%. Объём торговли товарами народного потребления вырос с $480 млн в 1962 до $127,9 млрд в 1990 году.
    Наиболее значимым фактором в ускорении развитии экономики страны стала экономическая политика нового президента Пак Чонхи, который направил усилия правительства на привлечение иностранных инвестиций, увеличение объёма экспорта и индустриализацию экономики. Государство стало играть более заметную роль в экономической жизни общества. Стали внедряться элементы плановой экономики — пятилетние экономические планы.
    В период развития лёгкой промышленности с 1962 по 1971 года иностранные инвестиции составили 2,6 миллиарда долларов, в основном в виде займов, предоставленных правительству и частному сектору. Сделав ставку на промышленный сектор экономики и ориентированную на экспорт стратегию развития страны, правительство страны искусственно увеличило разрыв между промышленным и аграрным направлениями в экономике.
    К началу 1970-х годов, однако, промышленный сектор страны столкнулся с проблемами. До этого национальная промышленность производила дешёвые продукты используя дешёвую рабочую силу, что увеличивало конкурентоспособность южнокорейских товаров и стимулировало проведение политики протекционизма со стороны других развивающихся стран. Правительство ответило на это увеличением финансирования тяжёлой и химической промышленности и направлением инвестиций в капиталоёмкие и высокотехнологичные отрасли экономики.
    Структурный переход к капиталоёмкой промышленности был сложным. Ситуацию осложняло то, что в конце 1970-х годов случился мировой энергетический кризис, приведший к увеличению цен на нефть и ограничивший объёмы южнокорейского экспорта. В 1980 году южнокорейская экономика пережила временный кризис: впервые с 1962 года национальная экономика показала отрицательный рост, увеличилась инфляция.В начале 1980-х годов правительство страны начало широкомасштабные экономические реформы. С целью обуздания инфляции были приняты консервативная монетаристская политика и жёсткие фискальные меры. Рост денежной массы был ограничен с 30% в 1970-х годах до 15%. Бюджет ненадолго был заморожен. Вмешательство правительства в экономику сильно уменьшилось, а для иностранных инвесторов были созданы более свободные условия. Для того, чтобы сократить разрыв между городом и деревней, правительство увеличило объём инвестиций в такие проекты, как дорожное строительство, создание сетей коммуникаций и механизация деревенского труда.
    Эти меры, наряду с общим оздоровлением мировой экономики, помогли южнокорейской экономике выйти на прежний уровень роста уже во второй половине 1980-х годов. В период с 1982 по 1987 годы экономика росла в среднем на 9,2% в год, а в период с 1986 по 1988 годы — на 12,5%. Инфляция, которая в 70-х годах в процентном выражении составляла двузначную цифру, была взята под контроль, цены на товары народного потребления увеличивались в среднем на 4,7% в год. Сеул добился существенного прибавления платёжного баланса в 1986 году, а сальдо платёжного баланса в 1987 и 1988 годах составило соответственно $7,7 млрд и $11,4 млрд. Такое бурное развитие помогло Южной Корее сократить свой внешний долг.
    В конце 1980-х годов внутренний рынок стал основой экономического роста. Рост спроса на автомобили и другие дорогостоящие товары сильно увеличился вследствие общего роста платёжеспособности населения. Вследствие этого экономическая политика правительства, прежде направленная на экспорт корейских товаров, изменилась в сторону самообеспечения, что привело к уменьшению зависимости от других государств. Особенно в те годы бурно развивался сектор услуг.
    1990-е годы ознаменовались тесной интеграцией Южной Кореи в мировую экономику (в середине 1990-х годов она стала членом нескольких международных экономических организаций) и бурным ростом доходов населения. Однако, к 1990 году стало ясно, что высокие темпы роста 1980-х годов замедлятся. Рост экономики в 1989 году составил всего 6,5%. В первой половине 1990-х годов темпы снижаться не стали, напротив, было небольшое оживление — с увеличением инвестиций и экспорта экономический рост увеличился с 3% в 1992 году до 8,6% в 1994 году и 8,9% в 1995 году. Валовый национальный продукт на душу населения вырос до $10 000 в 1995 году, а в 1996 году безработица достигла беспрецедентного уровня в 2%. Инфляция оставалась относительно стабильной — 4% в год.
    Стабильное экономическое развитие южнокорейской экономики было прервано в 1997 году вместе с глобальным экономическим кризисом. В октябре 1997 года началось резкое снижение курса воны по отношению к доллару. К 21 ноября 1997 года золотовалютные резервы страны были практически полностью истощены, и для того, чтобы предотвратить полный крах экономики, правительство было вынуждено сделать крупные займы у Международного валютного фонда.
    Серия мер, предпринятая правительством, включая ряд экономических реформ, позволили Южной Корее довольно скоро выйти из кризиса. Уже в 1999 году экономический рост составил 10%, а в 2000 году — 9%.
    Замедление роста мировой экономики и падение объёмов экспорта в 2001 году сказались на южнокорейской экономике: в 2001 году рост составил всего 3,3%. Однако уже в следующем, 2002 году экономика вышла на уровень роста 6%. Реструктуризация больших компаний (чеболей), приватизация банков и общая либерализация экономики являются основными направлениями работы правительства страны. В 2004 году перспективы развития экономики выглядели не так хорошо, как за несколько лет до этого. Активная торговля с Китаем, однако, стала хорошим фактором для развития Южной Кореи.
    На данный момент южнокорейская экономика основывается прежде всего на производстве товаров народного потребления, таких как электроника, текстиль, автомобили, а также на сектор тяжёлой промышленности: кораблестроение, производство стали. Продукция этих отраслей производства является основным предметом экспорта. Несмотря на то, что рынок импорта в последние годы стал более свободным, сектор сельского хозяйства до сих пор находится под политикой протекционизма из-за серьёзного несоответствия уровня цен на сельскохозяйственную продукцию, например на рис, внутри страны и в мире. На 2005 год цена риса в Южной Корее была в пять раз больше, чем на международном рынке. В конце 2004 года, однако, со Всемирной торговой организацией была достигнута договорённость о постепенном повышении доли импорта на рынке риса в стране — к 2014 году импортированный рис должен составить 8% всего потребляемого количества. Помимо этого, до 30% импортированного риса должно поступать к конечным потребителям (до этого импортированный рис использовался в основном для производства различных продуктов питания и напитков, таких как соджу). К 2014 году рынок риса в Южной Корее должен стать полностью открытым.
    Экономический кризис 2008-2010 годов сильно сказался на экономике Южной Кореи. В 2008 году сокращение промышленного производства в стране составило 26%, выросла безработица, существенно понизился курс воны к доллару. В течение 2009 года экономика страны постепенно восстанавливалась, чему способствовала правительственная программа по борьбе с кризисом и понижение курса воны в 2008 году, что создало благоприятные условия для корейских экспортёров. Рост ускорился в 2010 году, после начала восстановления мировых рынков, являющихся потребителями южнокорейских товаров, в частности в первом квартале 2010 года прогноз годового прироста ВВП составил 5.2%, а безработица снизилась с 4,4% до 3,8%.
    Экономика Южной Кореи по состоянию на 2009 год была 14-й в мире по валовому внутреннему продукту (по паритету покупательной способности) и 15-й в мире по номинальному ВВП. Валовый национальный продукт на душу населения вырос со 100 долларов США в 1963 году до более чем 28 000 долларов США в 2009 году.
    Экономическая политика Южной Кореи

    В 1961 году генерал Пак Чонхи сверг режим премьер-министра страны Чхан Мёна. Главным направлением его действий в экономической сфере было превращение страны из отсталой аграрной в современную индустриальную. Начиная с его правления экономика Южной Кореи переживала бурный рост.
    Администрация Пак Чонхи решила, что в экономическом развитии ключевую роль должно играть централизованное управление. Сложившаяся в результате мер правительства структура экономики включала элементы как государственного капитализма, так и свободной торговли. Именно во время правления генерала Пака в стране появились чеболи — крупные частные конгломераты, занимающиеся различной деятельностью. Так, правительство сохранило за собой право собственности на железные дороги, источники электроэнергии, водоснабжение, автодороги и порты.
    Была проведена масштабная национализация. Вся банковская система перешла под контроль государства. Был проведен ряд мероприятий, призванных улучшить положение в аграрном секторе (в 1961 году крестьянство составляло 58% населения). Так, правящая группировка освободила крестьян от выплат долгов по ростовщическим процентам, приняла программу стабилизации цен на сельскохозяйственную продукцию, увеличила процент выплат по банковским вкладам, что так же стимулировало приток в банки свободных средств и облегчило получение кредитов, были приняты и другие подобные меры.
    Главными экономическими целями правительства Пак Чонхи было усиление ключевых отраслей промышленности, уменьшение безработицы и разработка более эффективных управленческих методик. Были направлены меры на увеличение уровня экспорта, что означало усиление конкурентоспособности южнокорейских товаров и производительности труда. Ключевыми отраслями промышленности были признаны электроника, кораблестроение и автомобильная промышленность. Правительство всячески поощряло открытие новых производств в этих отраслях. В результате этих мер рост промышленного производства составлял 25% в год, причём в середине 1970-х годов темпы увеличились до 45% в год.
    Главной проблемой, с которой столкнулось правительство Пак Чонхи в начале 1960-х годов, была повсеместная бедность населения. Необходимо было также увеличивать государственные резервы для того, чтобы стимулировать промышленный рост. Внутренние сбережения государства были весьма невелики. В результате правительство стало активно занимать деньги у других государств, а также создавать налоговые льготы для привлечения иностранного капитала в страну. Из всех быстроразвивающихся стран Азиатско-Тихоокеанского региона — Тайваня, Гонконга, Сингапура и Южной Кореи — только последняя финансировала свою экономику в основном при помощи внешних заимствований. В 1985 году внешний долг страны составил $46,8 млрд. Иностранные инвестиции шли главным образом из Японии и США.
    Правительство смогло мобилизовать внутренний капитал страны с помощью гибкой системы поощрения капиталовложений, отличающейся для различных отраслей промышленности и их экспортного потенциала. Правительство также смогло реструктурировать многие отрасли промышленности, такие как военно-промышленный комплекс и строительство, часто стимулируя или ослабляя конкурентную борьбу.
    После формального окончания Корейской войны помощь иностранных государств стала самым значимым источником ресурсов для восстановления экономики. Большая часть того, что осталось от построенных японцами во время колониального правления заводов к середине 1950-х годов было либо разрушено войной, либо сильно устарело. Остальное перешло в частные руки. Именно в тот период в Южной Корее стали складываться большие промышленные конгломераты, позднее получившие название чеболей. Эти группы компаний, занимающихся торговлей, производством, оказанием услуг, и сейчас доминируют в южнокорейской экономике.
    Возникновение чеболей благоприятно сказалось на увеличении объёмов экспорта из страны. В 1987 году доходы четырёх крупнейших чеболей составили $80,7 млрд, что составляло две трети валового национального продукта. В том же году группа компаний Samsung получила доходов на сумму $24 млрд, Hyundai — $22,7 млрд, Daewoo — $16 млрд, а Lucky-Goldstar (ныне известная как LG) — $18 млрд. Доходы следующего по величине чеболя — Sunkyong — составили $7,3 млрд. На долю десяти крупнейших чеболей в том году пришлось 40% всех банковских кредитов, 30% всей промышленной добавочной стоимости страны и 66% всего южнокорейского экспорта. В пяти крупнейших чеболях работало 8,5% всех трудовых ресурсов страны, и создавалось 22,3% всего промышленного производства.
    Начиная с 1960-х годов экономическая программа страны стала базироваться на пятилетних экономических планах. Первый пятилетний экономический план (1962—1966) включал начальные шаги на пути построения эффективной промышленности. Был сделан акцент на развитие таких отраслей, как производство электроэнергии, минеральных удобрений, нефтехимическая промышленность, цементная промышленность. Второй пятилетний план (1967- 71) предполагал модернизацию промышленности и развитие прежде всего отраслей, способных производить продукцию, до этого импортировавшуюся: производство стали, машиностроение, химическую промышленность. Третья пятилетка (1972-76) ознаменовалась бурным развитием экспортно-ориентированной экономики, прежде всего тяжёлой и химической промышленности, в том числе машиностроения, электроники, кораблестроения и нефтепереработки.
    В четвёртую пятилетку (1977-81) страна стала производить продукцию, конкурентоспособную на мировых рынках. Стратегические направления включали наукоёмкие высокотехнологичные отрасли: машиностроение, электронику и кораблестроение, химическую промышленность. В результате тяжёлая и химическая промышленность выросли на 51,8% в 1981 году, доля экспорта в производстве увеличилась до 45,3%. Пятая и шестая пятилетки снизили акцент на тяжёлой и химической промышленности и перенесли его на высокотехнологичное производство: электронику, полупроводниковую промышленность, информационные технологии. Седьмая пятилетка (1992-96) и последующие пятилетки продолжили это направление.
    Финансовая и банковская система Южной Кореи

    Финансовые учреждения в Южной Корее можно разделить на три основных категории: центральный банк, отдельные банковские организации и небанковские организации, такие как страховые компании, венчурные фонды и т. д. Основы современной финансовой системы в Южной Корее были заложены в начале 1950-х годов, когда был принят ряд нормативных документов, регулирующих деятельность банковской системы.
    Большая часть небанковских финансовых учреждений возникла в течение 1970-х годов с целью диверсификации финансовых ресурсов и стимуляции денежного обращения в стране, а также для привлечения инвестиций. Начиная с 1980-х годов несколько коммерческих банков и небанковских финансовых организаций вовлечены в программу ускорения либерализации и интернационализации экономики. Общее количество филиалов коммерческих банков в июне 2004 года составляло 4 448. Единоличное владение ценными бумагами банков было ограничено в 1982 году. Предел составлял 8% в 1982 году и был ужесточён до 4% в 1994 году. Однако в 2002 году этот он был снова поднят до 10%.
    Специализированные банки начали создаваться в 60-х годах XX века. Главным образом они образовывались для поддержки ключевых секторов экономики (согласно пятилетним экономическим планам). Сейчас специализированные банки работают в основном с сельским хозяйством (National Agricultural Cooperative Federation), рыболовством (National Federation of Fisheries Cooperatives), внешней торговлей (Export-Import Bank of Korea), промышленностью (Industrial Bank of Korea) и пр.
    Центральный банк Южной Кореи был основан 12 июня 1950 года. Главной его функцией является выпуск национальной валюты, определение монетаристской и кредитной политики, контроль за курсом иностранной валюты, исследование и сбор статистики о финансовой системе страны, регулирование деятельности частных банков. Банк Кореи осуществляет кредитование правительства и является проводником деятельности правительства в отношении банков страны. Все южнокорейские банки поддерживают свою кредитоспособность через Центробанк Кореи.
    Инвестиции в Южной Корее

    В Южной Корее объём внешней торговли в 2005 году составил 70% от ВВП, а доходы компаний, которые инвестировались из-за рубежа, составили почти 14% от объёма продаж всей промышленности. Южнокорейское правительство направляет усилия на привлечение иностранных инвестиций в страну. Самый свежий пример — открытие крупнейшего в мире LCD-комплекса в Пхаджу, всего в нескольких километрах от Демилитаризованной зоны. Крупнейшие инвесторы в южнокорейскую экономику — США, Япония и Великобритания.
    Для того чтобы сделать экономику страны более привлекательной для иностранных инвестиций, правительство приняло ряд мер, среди которых следует отметить принятие нового нормативного документа — «Акта об операциях в иностранной валюте» (англ. Foreign Exchange Transaction Act). Эти меры были разбиты на два этапа с расчётом на два года. Главные цели — либерализация капитала и модернизация рынка обмена валюты. В мае 1998 года был упразднён потолок на иностранные инвестиции в южнокорейские акции без фиксированного дивиденда. С 25 мая того же года иностранцы могут покупать доли в любой южнокорейской компании без разрешения совета директоров (за исключением компаний военно-промышленного комплекса и общественных объединений). Иностранцы могут приобретать до 50% стоимости общественных объединений.
    В апреле 2002 года правительство представило планы развития рынка иностранной валюты с целью создать в Южной Корее более инвестиционно привлекательный климат. Была упразднена процедура сертификации Центральный банком страны и упрощён документооборот при совершении финансовых сделок. Движение капитала стало более свободным.
    Промышленность Южной Кореи

    За период с 1976 по 2006 годы средний рост валового национального продукта составил 9%. Доля промышленного производства в экономике страны поднялась с 21,5% в 1970 году до 28,9% в 1997 году. Крупнейшими отраслями промышленности являются производство электроники, кораблестроение, автомобильная промышленность, строительство и текстильная промышленность.
    Автомобильная промышленность. Концепт-кар компании Hyundai.В Южной Корее автомобильная промышленность составляет 9,4% всего объёма добавленной стоимости, 8,3% всего экспорта и обеспечивает занятость 7,4% всей рабочей силы страны.
    Начало производству было положено в начале 1960-х годов, когда был принят первый пятилетний экономический план. С тех пор южнокорейская автомобильная промышленность стала одной из важнейших отраслей экономики, показывая высокие темпы роста. Сейчас Южная Корея — пятый в мире производитель автомобилей (её доля составляет 5,4% мирового производства). В стране пять основных предприятий, производящих автомобильную продукцию — Hyundai Motor, Kia Motors, GM Daewoo Auto & Technology, SsangYong Motor Company и Renault Samsung Motors. В 2002 году в стране было произведено более 3,1 млн автомобилей, в том же году продажи на местном рынке составили 1,62 млн автомобилей, что на 11,8% больше, чем в 2001 году. Экспорт остался на прежнем уровне (1,5 млн автомобилей). В 2010 году южнокорейское правительство планировало увеличить объём производства до 4,25 млн автомобилей в год и объём экспорта до 2,1 млн автомобилей в год.
    Судостроение. Судостроение включает в себя конструирование, ремонт и конверсию всех видов кораблей и судов. Южнокорейское судостроение в настоящее время является одной из ключевых отраслей промышленности и базовым фактором в её развитии, так как подталкивает вперёд и смежные отрасли — металлургию, химическую промышленность, электронику и т.д.
    Строительство судовых верфей начало свой рост в 1970-х годах. В 1973 году компания Hyundai Heavy Industries закончила строительство своей первой верфи. В 1978 году компания Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering сдала в эксплуатацию свой первый док, а за ней в 1979 году это сделала и компания Samsung Heavy Industries. Сейчас эти три компании являются крупнейшими в стране в данном секторе экономики. Причём Hyundai Heavy Industries является крупнейшим производителем судов в мире.
    В 1980-х годах кораблестроение продолжало бурный рост. Южная Корея стала вторым в мире производителем судов и кораблей. Только во второй половине 1980-х годов доля мирового рынка Южной Кореи выросла с 10% до 25%. В 1990-х годах отрасль переживала качественный рост. Увеличивалась производительность труда и происходила аккумуляция новых технологий. В результате в 2002 году корейские судостроительные мощности страны оценивались в 6,8 млн CGT. Сильно выросла доля сложных и дорогих судов — крупнотоннажных контейнеровозов и нефтетанкеров, а также газовозов. Целенаправленная специализация привела к тому, что Корея приблизилась к завоеванию статуса монопольного производителя дорогостоящих судов — в 2005 году её доля в этом сегменте мирового судостроительного рынка достигла 59,3% (для сравнения: японские компании в этой нише имеют 25,3% — почти вдвое меньше). Так, в 2005 году Корея увеличила свою долю на рынке крупнотоннажных нефтетанкеров на 6% — до 42,4%, а доля её участия в изготовлении судов для перевозки сжиженного природного газа выросла на 0,1% и составила 71,35%.
    В 2005 году Южная Корея получила заказы на постройку 339 судов общим тоннажом 14,5 млн CGT, или 38% общемирового портфеля. В 2004 году доля Кореи в объёме новых заказов составляла 36% — 441 корабль (16,9 млн CGT).
    Машиностроение. В машиностроение, помимо судостроения и автомобилестроения можно включить производство двигателей и турбин, металлообрабатывающего инструмента, горнодобывающего и сельскохозяйственного оборудования, холодильного и химического оборудования и т.д.
    Машиностроение сильнее, чем остальные сектора экономики, пострадало от кризиса 1997 года. Производство и внутреннее потребление продукции отрасли в 1998 году сократилось почти вдвое, в основном это произошло из-за резкого оттока инвестиций и банкротства многих предприятий. В настоящее время отрасль ещё не до конца оправилась от последствий кризиса, однако в 1999 году объём производства составил 24,7 млн долларов, что на 25,3% выше, чем в предыдущем году. Сократился также и импорт — за первый послекризисный год он упал на 53,4%. В 2002 году объём производства находился на уровне 38 млрд долларов (в докризисном 1996 году — 43 млрд долларов), при этом темпы роста в период между 2000 и 2002 годами составил в среднем 10%. Объём импорта в 2002 году составил 21 млрд долларов (ежегодный прирост 18,2%). Бо?льшая часть импорта приходилась на долю Японии — 40%. Объём экспорта в 2002 году составил 13 млрд долларов (ежегодный прирост 8,3%).
    Металлургия. Южнокорейская металлургическая промышленность пережила кризис 1997 года относительно легко, достигнув предкризисного уровня производства уже в 1999 году.
    Производство необработанной стали выросло с 38,9 млн тонн в 1996 году до 41 млн тонн в 1999 году, в результате чего Южная Корея стала шестым в мире производителем стали. Доля металлургии в общей структуре экономики также повысилась, достигнув 7% в 1998 году. Доля в добавленной стоимости повысилась до 5,9%. Общий спрос на металлургическую продукцию рос на 11,7% в год в период с 1996 по 1999 годы и на 6,9% в период с 2000 по 2002 годы, достигнув уровня 53,8 млн тонн в 2002 году. Внутренний спрос рос ещё более высокими темпами — на 12,4% в год с 1998 по 2002 годы. В 2002 году производство стали достигло 51,1 млн тонн.
    Нефтехимическая промышленность. Несмотря на то, что южнокорейская нефтехимическая промышленность является достаточно молодой (её развитие началось в 70-х годах XX века), она является одной из важнейших отраслей экономики страны. Спрос на продукцию нефтехимической отрасли с конца 1980-х годов рос в полтора раза быстрее, чем валовый национальный продукт страны.
    Три крупных промышленных комплекса расположены в Ульсане, Ечхоне и Тэсане. Ульсанский комплекс имеет три установки для крекинга сырой нефти, способные производить 1 130 тыс. тонн этилена ежегодно. В Ечхоне находятся пять установок для крекинга, производящих 2 890 тыс. тонн этилена ежегодно, также три установки находятся в Тэсане, они производят 1 680 тыс. тонн этилена ежегодно.
    В 2002 году производство трёх основных типов продукции отрасли — синтетических смол, синтетических волокон и синтетических каучуков составляло 16 902 тыс. тонн, что на 6,0% больше, чем в 2001 году. Из них 8 947 тыс. тонн, или 57,7%, потреблялось на внутреннем рынке (годовой прирост 7,6%) и 7 145 тыс. тонн, или 42,3%, ушло на экспорт (прирост 4,1%). Общий объём экспорта в денежном эквиваленте составил $9 265 млн, что на 10,4% больше, чем в 2001 году.
    Текстильная промышленность. Южнокорейская текстильная промышленность является экспортно-ориентированной — хотя страна покрывает около трети внутреннего спроса с помощью импорта, однако на экспорт идёт порядка двух третей производимой продукции. В общем объёме экспорта продукция текстильной отрасли держит 9,7%, а торговый баланс в 2001 году составил 11,2 млрд долларов.
    Отрасль сравнительно легко оправилась от последствий кризиса 1997 года, выйдя на докризисный уровень производства уже в 1999 году. Однако начиная с 2001 года объём экспорта начал постепенно снижаться. Основную причину этого эксперты видят в понижении цен — южнокорейским производителям стало трудно конкурировать с местными компаниями. Объём экспорта в период между январём и июнем 2003 года составил 7,3 млрд долларов, что на 2% ниже, чем за год до этого. Объём производства также сократился на 3,5%. Импорт одежды за тот же период, напротив, вырос на 21%. Общий объём импорта текстильной продукции составил 2,26 млрд долларов, что на 9,1% больше, чем за год до этого.
    По экспорту текстильной продукции Южная Корея занимает пятое место в мире после Китая, Италии, Германии и США. По объёму производства страна располагается на седьмом месте.
    Большая часть инвестиций в текстильную отрасль, которые делает Южная Корея, идёт в Китай, кроме того, делаются инвестиции в текстильную отрасль США, Вьетнама, Филиппин, Индонезии, Гватемалы, Гондураса, Бангладеша и Шри-Ланки. Прямые инвестиции в текстильную промышленность других стран в период с 1987 по 2002 год выросли в 110 раз. Количество работников отрасли в период с 1990 по 2001 год уменьшилось на 38,7% — с 605 тыс. до 371 тыс. Объём добавленной стоимости текстильной промышленности упал с 8,6 трлн вон в 1989 году до 5,5 трлн вон в 2001 году.
    Энергетика. Южная Корея — относительно бедная полезными ископаемыми страна. Её энергетические ресурсы включают небольшие запасы каменного угля, урана и гидроресурсов. Производство электроэнергии в 2001 году составило 5 212 тыс. тонн в нефтяном эквиваленте (ТНЭ), что соответствует только 2,7% потребляемой в стране энергии. Добыча каменного угля упала с 2 228 тыс. ТНЭ в 1995 году до 1 718 тыс. ТНЭ в 2001 году. Гидроэлектростанции и возобновляемые источники энергии в 2001 году дали энергии в 1 038 тыс. ТНЭ и 2 456 тыс. ТНЭ соответственно. Разработка урановых залежей в Южной Корее не производится.
    За последние три десятилетия потребление энергии в стране существенно выросло — с 43,9 млн ТНЭ в 1980 году до 198,4 млн ТНЭ в 2001 году. Основной источник энергии — нефть (51% всей энергии в 2001 году). Южная Корея — шестой в мире потребитель и четвёртый в мире импортёр нефти. В 2001 году было импортировано около 1,1 млрд баррелей, в основном из стран Ближнего Востока. Страна также является вторым в мире импортёром сжиженного природного газа и седьмой в мире импортёр природного газа вообще. Импортируется также и каменный уголь — в основном из Китая и Австралии.
    В 1978 году в стране был запущен первый атомный реактор, после чего атомная энергетика в стране начала быстро развиваться. Сейчас в стране 16 атомных электростанций. В 2001 году эти электростанции выработали 39% всей электрической энергии.
    Производство электроэнергии в стране выросло с 37 ТВч в 1980 году до 285 ТВч в 2001 году. За эти годы также сильно изменился и удельный вес отдельных видов топлива для производства электрической энергии. Правительство страны большое внимание уделяет развитию возобновляемых источников энергии. В 2001 году из них было произведено энергии в 2,45 млн ТНЭ (1,2% всего количества). Большая часть приходится на производство энергии из промышленных и бытовых отходов. В 2001 году в стране было 442 предприятия по производству энергии из отходов. Южное побережье страны подходит для нужд солнечной энергетики, с помощью которой в 2001 году было произведено 37,2 тыс. ТНЭ энергии. В том же году в стране было 40 ветряных электростанций общей мощностью 6,6 МВатт, производящих электричество по цене 0,1 доллар за кВатт.
    Высокотехнологичное производство. Потребительская электроника и телекоммуникационное оборудованиеТовары потребительской электроники (англ. Consumer electronics) делятся на три категории: аудиоустройства, видеоустройства и бытовые приборы. Видеоустройства включают устройства воспроизведения и записи видеоинформации (телевизоры, видеомагнитофоны, видео, фотокамеры и т.д.), аудиоустройства — устройства для записи и воспроизведения аудиоинформации, а бытовая техника включает домашние устройства, такие как микроволновые печи, холодильники, стиральные машины и т.п. Телекоммуникационное оборудование — это прежде всего устройства для проводной и беспроводной связи — роутеры, телефоны и т.д.
    В настоящее время Южная Корея занимает одно из первых мест в мире по производству потребительской электроники. Сейчас в стране, как и во всём мире, наблюдается тенденция к переходу на цифровые технологии, что повышает спрос на такие продукты как цифровые телевизоры, DVD, MP3-плееры и т. д. Крупнейшие компании в отрасли — LG, Samsung и Daewoo Electronics. Они производят практически весь спектр потребительской электроники, большая часть которой идёт на экспорт. Объём производства потребительской электроники составил 17,6 млрд долларов в 2002 году, экспорт составил 11 млрд долларов.
    Телекоммуникационное оборудование, производящееся южнокорейскими компаниями — это, прежде всего, сотовые телефоны, хотя остальные сегменты также хорошо развиты. Это связано как с большим объёмом внутреннего рынка (который в 2002 году составил 27,9 млрд долларов), так и высоким спросом на южнокорейскую продукцию за рубежом (объём экспорта в 2002 году составил 22,3 млрд долларов). По данным Gartner, в июле — сентябре 2004 года Samsung Electronis, продав 22,9 млн мобильных телефонов, впервые опередила американскую компанию Motorola по числу проданных единиц, завоевав второе место (после финской Nokia), или 13,8% всего мирового рынка терминалов.
    Полупроводниковая промышленность. Полупроводниковая промышленность производит интегральные микросхемы и полупроводниковые приборы, такие как диоды и транзисторы. В Южной Корее данная отрасль является одной из важнейших в экономической структуре. Её бурное развитие началось в середине 1980-х годов. В результате, начиная с 1992 года, полупроводники являются крупнейшей статьёй южнокорейского экспорта, составляя в нём 10% (по состоянию на 2002 год).
    Полупроводниковая промышленность, особенно производство чипов памяти, сыграла ключевую роль в подъёме экономики страны после кризиса 1997 года. До сих пор Южная Корея является главным производителем чипов памяти в мире. Большая часть экспорта идёт в развитые страны: США, Японию, Евросоюз и страны Юго-Восточной Азии. В период с 2000 по 2002 год южнокорейская полупроводниковая промышленность испытывала застой ввиду общемирового снижения спроса на полупроводниковую продукцию. Так, общее снижение объёма выпуска продукции в этот период составило около 10 млрд долларов (с 28,5 млрд до 18,2 млрд), однако уже в 2002 году был зафиксирован рост на 8,2% из-за увеличения спроса на некоторые виды микросхем, в частности на чипы памяти DRAM. Экспорт в том же году вырос до 16,6 млрд долларов, что на 16% выше, чем в предыдущем, 2001, году. Внутренний спрос на продукцию полупроводниковой промышленности вырос с 9 млрд в 2001 до 9,7 млрд в 2002 году (рост 7,7%). Вырос также и объём импорта с 4,2 млрд до 8,6 млрд долларов.
    Особенностью южнокорейской полупроводниковой промышленности является то, что она в большой степени зависит от спроса на чипы памяти, доля которых в общем объёме производства составляет 80-90% (в других развитых странах эта доля колеблется от 10% до 30%). Рынок оборудования для полупроводниковой промышленности Южной Кореи составил в 2002 году 1,9 млрд долларов, однако только 15% из этой цифры составляет внутреннее производство, остальное импортируется. Материалы для полупроводниковой промышленности включают маски для фотолитографии, кремниевые подложки микросхем, фоторезисторы и т. д. Объём внутреннего рынка материалов в 2002 году составлял 1,7 млрд долларов, половину этой суммы составил импорт из США и Японии. Зависимость от импорта полупроводниковых материалов в Южной Корее ниже, чем в Японии, однако выше, чем в США.



    Категория: Экономики стран мира | Добавил: vikkineil | Теги: Экономика Южной Кореи Просмотров: 75 |
    Украину ждет гиперинфляция и крах экономики


    Украину ждет гиперинфляция и крах экономикиАндрей Сенченко, Министр финансов правительства, как сообщается, уже к сентябрю текущего года, прогнозирует сильный обвал национальной валюты, и, как следствие этого, значительный рост цен на все товары в стране.

    В частности, на состоявшемся заседании оппозиционного правительства он заявил, что дефицит госбюджета в действительности превысил значение в 170 млрд грн. в 2010 г., а с учетом еще и основных государственных гарантий, данное значение превышает 200 млрд.

    "По сути дела, данный разрыв, существующий на текущий момент, между неисполнимыми желаниями правительства Н. Азарова, и реальными возможностями, существующими в стране на текущий момент, будет восполняться, исключительно за счет эмиссии".



    Категория: Экономики стран мира | Добавил: Жемчужная | Теги: экономика Просмотров: 38 |
    За кого голосовать на выборах 2012


    Не считая обещаний политиков и их же высказываний в многочисленных интервью, самое глупое, что можно услышать перед каждыми выборами - это вопрос «что изменит мой голос?». Вопрос действительно риторический, учитывая, что ваш голос, как показал опыт, у вас могут попросту отнять и самостоятельно поставить галочку за нужного кандидата. Так что игнорирование выборов - это не выход даже в том случае, если вам не нравится ни один из пяти претендентов на высшую государственную должность. Нет, вы, конечно, можете остаться дома четвёртого марта, но тогда и не нужно удивляться результатам впоследствии.За кого голосовать на выборах 2012За кого голосовать на выборах 2012За кого голосовать на выборах 2012За кого голосовать на выборах 2012За кого голосовать на выборах 2012



    Категория: Экономики стран мира | Добавил: Жемчужная | Теги: выборы Просмотров: 27 |
    Крах оранжевой революции в Украине


    Крах оранжевой революции в УкраинеВ 2004 году Украину потрясло гражданское неповиновение, которое было организовано лидерами левых политических сил и превратилось в конце-концов в, так называемую, оранжевую революцию.



    Категория: Экономики стран мира | Добавил: Жемчужная | Теги: оранжевая революция Просмотров: 19 |
    Назад Вперед
    Наверх